Возмещение за нарешение контрсроков прохождения

Возмещение за нарешение контрсроков прохождения

Денежное возмещение за нарушение сроков поставки, указанных в договоре

В июле 2017 года я заключила договор на изготовление кухни и оплатила. Кухню мне должны были установить 2 августа 2017 г. Сейчас у меня установлена только часть кухни, которой пользоваться нельзя. Я хочу заказать в другой фирме, где кухня будет стоить дороже. Смогу ли я предъявить полный счет за новую кухню первому изготовителю, который не выполнил свои обязательства?

Согласно ст. 506 Гражданского кодекса РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

При этом судебная практика складывается таким образом, что покупатель не вправе отказаться от принятия и оплаты товара, поставка которого просрочена, если из договора явно не следует, что покупатель теряет интерес к договору при просрочке поставки (п. 2 ст. 457 ГК РФ), и при этом он не отказался от договора в порядке ст. 511, 523 ГК РФ или не расторг его в судебном порядке в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ.

В любом случае недопоставка товара, нарушение сроков установки кухни будут считаться нарушением сроков и ненадлежащим исполнением договора. При ненадлежащем исполнении договора применяются общие положения гражданского законодательства.

В соответствии с п. 1-2 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 ГК РФ. Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

Согласно ст. 394 ГК РФ, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. При этом, если договором или законом не предусмотрена неустойка за просрочку поставки товара (ст. 330 ГК РФ), то покупатель не вправе будет требовать ее уплаты, поскольку не достигнуто письменное соглашение о ней, предусмотренное ст. 331 ГК РФ (постановления ФАС Московского округа от 07.11.2007 N КГ-А40/10103-07, ФАС Центрального округа от 23.03.2009 N Ф10-4799/08).

Таким образом, ненадлежащее исполнение договора (нарушение сроков по поставке кухни) влечет ответственность по возмещению убытков, а также, если это возможно, выплату неустойки. Однако следует иметь в виду, что денежная сумма, подлежащая возмещению, должна быть в разумных пределах и соизмеримой нарушению.

Обзор КС: как компенсировать затягивание сроков по уголовным делам

В своём определении № 127-О/2004 от 25 марта 2004 года Конституционный суд указал, когда проверять законность и обоснованность решений суда первой инстанции одновременно с рассмотрением кассационной жалобы — неэффективно. Речь идёт о тех случаях, когда нельзя быстро и в полном объёме восстановить нарушенные права из-за отсроченного судебного контроля.

КС в этом решении также указал, что необоснованное изменение подсудности может нарушить право гражданина рассматривать его дело в том суде и тем судьей, к юрисдикции которых оно относится. Такое право гарантировано Конституцией. Его нарушение может привести к задержке судебного разбирательства и затянуть сроки разрешения уголовного дела.

В постановлении № 425-О/2006 от 17 октября 2006 года КС поясняет, если органы затягивают с решением вопроса о том, есть ли основания для возбуждения дела, часто прерывают и возобновляют проверки по заявлению о преступлений — это следует считать ограничением доступа потерпевших к правосудию из-за затягивания рассмотрения дела.

В постановлении № 179-О-О/2007 от 20 марта 2007 года Конституционный суд напоминает, что прокурор при возобновлении приостановленного уголовного дела может установить срок дополнительного следствия в пределах одного месяца. Он отсчитывается с момента поступления дела следователю. УПК не позволяет отступать от принципа обеспечения каждому права на рассмотрение его дела в разумные сроки. Кроме того, нельзя произвольно и безосновательно затягивать сроки производства по уголовному делу.

В решении № 1172-О/2012 от 19 июня 2012 года говорится, что государство обязано компенсировать гражданам нарушение разумного срока уголовного судопроизводства лишь до того, как приговор суда вступил в силу. По мнению КС, это не означает введение ограничений прав осужденных на судебную защиту, а также не лишает их права получить от государства компенсацию за моральный вред.

В решении № 14-П/2013 от 25 июня 2013 года КС говорит, что суды должны проверять, в разумные ли сроки было соблюдено право подозреваемого или обвиняемого на справедливое разбирательство. Это включает в себя и стадию досудебного производства. И уже исходя из этого и учитывая общую продолжительность производства по неоконченному делу, суд сможет определить, следует ли удовлетворить заявление о присуждении компенсации.

Чрезмерная длительность досудебного производства по уголовному делу означает в том числе и нарушение права потерпевшего на справедливое рассмотрение его требований. Это включает в себя и требование вовремя возместить вред, причинённый преступление. КС поясняет: главное в реализации права потерпевшего на судебную защиту — именно продолжительность предварительного расследования, а не его тщательность. Связано это с тем, что собирание избыточных доказательств может привести к неоправданной задержке. А значит пострадавший может использовать процесс установления подозреваемого или обвиняемого в качестве дополнительного условия для того, чтобы потребовать компенсацию. Но при этом должен быть баланс конституционно защищаемых ценностей, оговаривает КС.

Потерпевшие должны использовать законодательно закреплённые критерии определения разумности сроков уголовного судопроизводства, когда пытаются восстановить нарушенные права и свободы. При этом, процессуальный статус таких лиц требует учитывать дополнительные параметры, которые не допустят, чтобы разумный срок разбирательства конкретного дела определяли произвольно.

Потерпевшему могут отказать в праве на подачу заявления о компенсации в отдельных ситуациях, когда подозреваемый или обвиняемый по делу не установлен. Такой отказ будет считаться законным, если заявитель не привёл доказательства нарушения разумных сроков уголовного судопроизводства. Имеются в виду сведения о том, что суды, прокурор, следователь или дознаватель не приняли необходимые для установления подозреваемых и обвиняемых меры. Если же доказательств того, что органы в ходе предварительного расследования могли выдвинуть подозрение или предъявить обвинения, нет, то сама по себе продолжительность досудебного производства не будет нарушением прав потерпевшего. И государство выплачивать ему компенсацию не обязано.

В другом решении № 1056-О/2013 от 2 июля 2013 года Конституционный Суд напоминает, что суды общей юрисдикции не могут отказываться принимать заявления потерпевших о получении компенсации за нарушение сроков только по формальному основанию. Т.е. только на основании того, что подозреваемый или обвиняемый по уголовному делу не установлен. Речь идёт о тех случаях, когда есть данные, которые говорят, что суд, прокурор или следователь не приняли необходимые для досудебного уголовного судопроизводства меры. КС поясняет, что такая позиция носит общий характер. Она распространяется на все случаи, связанные с рассмотрением и разрешением вопросов о праве потерпевших на восстановление нарушенных прав из-за судопроизводства, которое провели не в разумные сроки.

В ещё одно постановлении — № 28-П/2014 от 11 ноября 2014 года — КС указал, что при разработке механизмов защиты прав на компенсацию, законодатель должен учитывать разные виды судопроизводства и различия правового положения участников правоотношений. Кроме того, во внимание надо брать сроки проверки сообщения о преступлении и расследования, а также сроки, по истечении которых уголовное дело вести дальше нельзя.

Конституционный Суд также указал, что пострадавшего нельзя лишать права подавать заявление о компенсации, если он не получил формальный статус потерпевшего. Речь идёт о тех случаях, когда органы вовремя не возбудили уголовное дело, а затем отказались это делать из-за истечения срока давности преступления.

КС уточняет, что если правоохранители будут затягивать с заведением дела и необоснованно прерывать проверки по заявлению о преступлении — это будет означать, что потерпевших лишили права обратиться в суд с заявление в компенсации.

Кроме того, Конституционный Суд считает, что гражданин должен обратиться с заявлении о преступлении в течение короткого периода времени после того, как узнал или должен был узнать о нём. Принятие же решения возбудить дело, а также установление подозреваемых и обвиняемых суды при присуждении компенсации должны оценить дополнительно. Учитывать надо достаточность и эффективность этих мероприятий.

Ещё в определениях №1541-О/2015, №1542-О/2015 и №1543-О/2015 КС говорит, что порядок продления срока предварительного следствия должен отвечать требованиям законности, обоснованности, достаточности и эффективности действий руководителя следственного органа или следователя. Эти требования можно проверить в рамках судебного и ведомственного контроля, либо прокурорского надзора. Их надо учитывать и во время присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

В определении от 26 марта 2019 года № 644-О/2019 КС говорит, что реабилитированный по уголовному делу гражданин может обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства и если этот суд нарушил его права на разумный срок рассмотрения дела. Чтобы получить компенсацию, он может подать административный иск.

В деле № 23-П/2019 Конституционный суд называет незаконными положения УПК, которые позволяют не учитывать время с момента подачи потерпевшим заявления о преступлении до момента возбуждения дела. Речь идёт о случаях, когда обвиняемым вынесли приговор. Антиконституционны и те случаи, когда производство прекратили из-за смерти подозреваемого, указа КС в деле № 6-П/2020.

А в решении № 812-О/2020 от 9 апреля 2020 года Конституционный суд указывает, что разумный срок уголовного судопроизводства наступает с момента начала уголовного преследования или даты подачи заявления о преступлении. Это нужно для того, чтобы обеспечить права подозреваемых и обвиняемых.

Валютный контроль в 2021 году для юридических и физических лиц

Валютные операции регулируются федеральным законом от 10.12.2003 № 173-ФЗ. По этому закону к валютным операциям относятся следующие сделки:

Далее поясним, кто относится к резидентам в контексте рассматриваемого закона, а кто — к нерезидентам.

Резидентами могут быть как физлица, так и организации-юрлица:

Нерезидентами также выступают и юрлица, и физлица:

Из вышесказанного можно сделать вывод, что валютному контролю в 2021 году подвержены не только организации, но и обычные граждане.

Если стороны валютной операции резидент и нерезидент, то она производится без ограничений.

В общей формулировке валютные операции между резидентами — вне закона (п. 1 ст. 9 закона № 173-ФЗ). Однако предусмотрено достаточно большое количество исключений, то есть перечень валютных операций, которые могут производить между собой резиденты. Полный список исключений указан в п. 1 ст. 9 закона 173-ФЗ. Приведем самые распространенные случаи допустимых валютных операций:

Подробности о валютных операциях между резидентами и нерезидентами — в статье.

Ниже рассмотрим, как происходит валютный контроль для юридических лиц и валютный контроль для физических лиц.

Кто принимает участие в контроле операций с валютой

Валютный контроль — это процесс слежения за соблюдением валютного законодательства.

Органы валютного контроля — это Центральный банк РФ, Федеральная таможенная служба и Федеральная налоговая служба. Агенты налогового контроля — уполномоченные банки.

Валютный контроль за валютными договорами кредитных и некредитных финансовых предприятий осуществляет Центральный банк РФ.

Резидентов и нерезидентов, не относящихся к финансовым организациям, контролируют органы и агенты валютного контроля в РФ: ФТС, ФНС и уполномоченные банки. Уполномоченные банки участвуют в этом процессе, так как только через них организации могут совершать валютные операции.

Уполномоченные банки — это кредитные организации, созданные в соответствии с законодательством РФ и имеющие право на основании лицензии Центробанка совершать банковские операции в иностранной валюте.

Центральный банк координирует действия уполномоченных банков в валютном контроле. Правительство, в свою очередь, координирует работу органов валютного контроля и Центрального банка.

Права тех, кто осуществляет валютный контроль:

Также те, кто проводит валютный контроль, обязаны:

За несоблюдение правил валютного законодательства, выявленное валютным контролем в 2021 году, штрафы назначаются по КоАП РФ.

Суть валютного контроля

В чем же заключается процедура валютного контроля? В запросе документов валютного контроля.

Посмотрите, что относится к подтверждающим документам для валютного контроля:

Порядок представления подтверждающих документов регулирует Инструкция Банка России от 16.08.2017 № 181-И.

Согласно этой Инструкции полному валютному контролю подвержены не все контракты. Важна договорная сумма для валютного контроля. По контрактам с суммой ниже 200 тыс. руб. в банк достаточно сообщить лишь код операции. Коды всех операций приведены в приложении № 1 к Инструкции, их перечень достаточно обширен.

Если сумма контракта превышает 200 тыс. руб., то пакет необходимых документов валютного контроля для банков значительно расширяется. Резиденты при совершении операций по зачислению иностранной валюты на транзитный валютный счет в уполномоченном банке или при списании иностранной валюты должны представить в банк документы, связанные с проведением этих операций. Таковыми документами могут быть инвойсы, акты, накладные, счета-фактуры.

При импорте валютный контроль так же, как и валютный контроль экспортных операций, имеет особенности. Какие должны быть лимиты сумм контракта для учета в валютном контроле экспорта и импорта:

  • кредитный договор или импортный контракт — валютный контроль начинается с 3 млн руб.;
  • экспортный контракт — 6 млн руб.

В этих случаях предусмотрен учет контрактов валютного контроля.

Порядок документооборота при валютном контроле

Итак, мы обозначили три разновидности действий при валютном контроле:

  • операция до 200 тыс. руб. — в банк сообщают код операции;
  • операция свыше 200 тыс. руб. — в банк представляют документы, сопровождающие сделку;
  • операции экспорта и импорта с определенным лимитом — происходит регистрация договора для валютного контроля.

ВАЖНО! Сумма переводится в рубли и исчисляется на дату заключения договора по курсу ЦБ РФ.

Сроки представления документов в 2021 году для валютного контроля

Для контрактов свыше 200 тыс. руб. документы представляют:

  • при поступлении валюты на транзитный валютный счет — в течение 15 дней с даты поступления;
  • при списании валюты или при списании в пользу нерезидента — одновременно с распоряжением о списании.

Сроки постановки контракта на учет валютного контроля аналогичные. Только помимо того, что резидент должен представить в уполномоченный банк необходимые документы, сопровождающие сделку, банк после получения этих документов не позднее следующего рабочего дня присваивает контракту уникальный номер валютного контроля. Применяемые раньше паспорта сделки валютного контроля не используются, теперь вместо них — УНК валютного контроля (уникальный номер контракта).

Кроме того, резидент должен самостоятельно осуществлять контроль за репатриацией валютной выручки и сообщить о ее сроках в банк.

Также необходимо представить подтверждающие документы и справку о подтверждающих документах для валютного контроля в 2021 году в следующих случаях:

ВАЖНО! Если речь идет о периодических платежах, например по договорам аренды, лизинга и прочее, то в этом случае на периодические платежи справку и документы представлять не надо.

Информацию о том, как заполнить справку о подтверждающих документах, вы найдете в готовом решении «КонсультантПлюс», если оформите пробный бесплатный доступ к системе.

Подведем итоги в таблице:

Итоги

При осуществлении валютных операций резиденты могут использовать только уполномоченные банки. Также они обязаны отчитываться по совершаемым валютным операциям путем представления подтверждающих документов. Перечень документов и порядок валютного контроля зависят от суммы контракта и от его содержания.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14.02.2017 N 78-КГ16-79

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Кириллова А.М. к ООО «БалтАвтоТрейд Ф», ООО «Дженсер Сервис Ю7» о расторжении договора купли-продажи, взыскании неустойки, процентов, убытков, компенсации морального вреда, штрафа по кассационной жалобе Кириллова А.М. на решение Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Кириллова А.М., его представителя Рытвинскую Е.В., поддержавших жалобу, представителя ООО «Дженсер Сервис Ю7» Титаева В.В., возражавшего против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Кириллов А.М. обратился в суд с иском к ООО «БалтАвтоТрейд Ф», ООО «Дженсер Сервис Ю7» о расторжении договора купли-продажи автомобиля и возврате уплаченной за автомобиль суммы, взыскании неустойки за нарушение сроков устранения недостатков товара и неустойки за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя о возврате уплаченной за товар суммы, взыскании убытков, вызванных нарушением прав потребителя и связанных с оплатой процентов по кредиту, заключением договоров ОСАГО, ДАГО, КАСКО, проездом, приобретением колес для автомобиля, прохождением технического обслуживания, а также о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов.

В обоснование заявленных требований указал, что приобрел автомобиль у ООО «Дженсер Сервис Ю7», впоследствии в автомобиле выявлены недостатки, в связи с чем он был передан для ремонта в сервисный центр официального дилера ООО «БалтАвтоТрейд Ф», где находился в ремонте свыше срока, установленного п. 1 ст. 20 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей).

В связи с нарушением ООО «БалтАвтоТрейд Ф» сроков устранения недостатков автомобиля истец обратился с претензией к продавцу товара ООО «Дженсер Сервис Ю7» с требованием о замене автомобиля, а в случае невозможности замены просил расторгнуть договор купли-продажи и возвратить ему денежные средства за автомобиль.

ООО «Дженсер Сервис Ю7» отказало в удовлетворении претензии.

Кириллов А.М. полагал, что превышение максимально допустимого срока для устранения недостатков, предусмотренного Законом о защите прав потребителей, свидетельствует о наличии в автомобиле существенного недостатка и дает ему основание требовать возврата уплаченной за автомобиль суммы и возмещения убытков.

Решением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 октября 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г., удовлетворены исковые требования Кириллова А.М. к ООО «БалтАвтоТрейд Ф» о взыскании неустойки за нарушение сроков устранения недостатков товара в размере 542 636 руб. 40 коп., компенсации морального вреда в размере 10 000 руб., штрафа в размере 271 318 руб., в удовлетворении остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 13 января 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г. в кассационном порядке.

При рассмотрении дела судом установлено, что 13 августа 2014 г. между Кирилловым А.М. и ООО «Дженсер Сервис Ю7» заключен договор купли-продажи автомобиля <. >, <. > г. выпуска, цвет белый, <. >, гарантийный срок составлял 24 месяца (л.д. 46 — 47).

20 августа 2014 г. Кириллов А.М. получил автомобиль по акту приема-передачи (л.д. 49).

12 сентября 2014 г. Кириллов А.М. обратился в сервисный центр официального дилера в г. Санкт-Петербурге в ООО «БалтАвтоТрейд Ф».

В период с 12 сентября 2014 г. по 26 декабря 2014 г. автомобиль находился на гарантийном ремонте у ООО «БалтАвтоТрейд Ф» (л.д. 95 — 97).

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований к ООО «Дженсер Сервис Ю7», суд исходил из того, что по смыслу ст. 18 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе выбрать один из способов защиты своего права и не может одновременно требовать безвозмездного устранения недостатков товара и отказаться от исполнения договора либо потребовать замены товара. Суд пришел к выводу, что поскольку Кириллов А.М. воспользовался предоставленным ему правом выбора способа защиты нарушенного права, передав автомобиль для проведения гарантийного ремонта, то он не вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи автомобиля и требовать возврата уплаченной за автомобиль суммы. Также суд указал на недоказанность истцом наличия в автомобиле существенного недостатка.

Читайте также  Можно ли вернуть телефон который взят в рассрочку

С данными выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям.

При рассмотрении дела судом установлено, что автомобиль находился на гарантийном ремонте 106 дней.

Поскольку срок выполнения гарантийного ремонта превысил 45 дней, выявленный недостаток автомобиля является существенным, так как он не мог быть устранен без несоразмерной затраты времени.

Согласно п. 1 ст. 20 Закона о защите прав потребителей, если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

Пунктом 1 ст. 18 Закона о защите прав потребителей установлено, что в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев:

обнаружение существенного недостатка товара;

нарушение установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара;

невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Как следует из пп. «в» п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», под существенным недостатком товара (работы, услуги), при возникновении которого наступают правовые последствия, предусмотренные ст. 18 и 29 Закона, следует понимать недостаток товара (работы, услуги), который не может быть устранен без несоразмерной затраты времени, то есть, такой недостаток, на устранение которого затрачивается время, превышающее установленный соглашением сторон в письменной форме и ограниченный сорока пятью днями срок устранения недостатка товара, а если такой срок соглашением сторон не определен, — время, превышающее минимальный срок, объективно необходимый для устранения данного недостатка обычно применяемым способом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 38 указанного постановления Пленума, отказ от исполнения договора купли-продажи либо требование о замене технически сложного товара могут быть удовлетворены при нарушении установленных Законом о защите прав потребителей сроков устранения недостатков товара (ст. ст. 20, 21, 22 Закона).

С учетом приведенных норм права и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации выводы суда о том, что истец, производя гарантийный ремонт, лишен возможности требовать расторжения договора, основаны на неправильном толковании Закона о защите прав потребителей и противоречат положениям ст. ст. 18, 20, 23 названного Закона.

Истец выбрал и реализовал свое право на устранение недостатка товара и с учетом нарушения срока устранения недостатка в соответствии с нормами п. 2 ст. 23 Закона о защите прав потребителей был вправе предъявить по своему выбору иные требования, предусмотренные ст. 18 настоящего Закона, что и было им сделано 28 ноября 2014 г. посредством предъявления претензий к продавцу ООО «Дженсер Сервис Ю7» об отказе от исполнения договора купли-продажи.

При передаче автомобиля на гарантийный ремонт истец не знал о необходимых существенных (более 45 дней) временных затратах на проведение ремонта, не был поставлен об этом в известность сервисным центром официального дилера ООО «БалтАвтоТрейд Ф», согласия на проведение ремонта свыше сроков, предусмотренных п. 1 ст. 20 Закона о защите прав потребителей, не давал. О своем намерении отказаться от исполнения договора купли-продажи истцом было заявлено продавцу до того момента, когда автомобиль был возвращен после ремонта.

Суд также не учел положения п. 6 ст. 18 Закона о защите прав потребителей, распределяющего бремя доказывания между потребителем и продавцом, и возлагающего на ответчика ответственность за недостатки товара, если он не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Допущенные судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (ст. 6.1 ГПК Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает нужным направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector