Верховный суд объяснил, как считать неустойку

Верховный суд объяснил, как считать неустойку

Верховный суд научил считать неустойку по алиментам

Ольга Миллер* развелась с мужем. Ребёнок остался с ней, а суд постановил взыскивать с отца алименты в процентах от дохода и 10 минимальных размеров оплаты труда. Но тот деньги не платил, а сына полностью содержала мать.

Спустя некоторое время женщина подала в суд на экс-супруга. Она потребовала взыскать с неплательщика задолженность, неустойку из-за несвоевременной выплаты, а заодно лишить его родительских прав в отношении их общего сына и возместить судебные издержки. По словам Миллер, бывший супруг также не участвует в жизни ребёнка и не заботится о его здоровье и развитии, поэтому нужно также лишить его родительских прав.

Прикубанский районный суд Краснодара полностью отказал заявителю. Краснодарский краевой суд отменил решение в части и принял новое: удовлетворить требования Миллер о взыскании неустойки. Другая часть акта первой инстанции осталась без изменения: невыплата алиментов – это не повод, чтобы лишать родительских прав. Краевой суд исходил из расчёта неустойки, предоставленного истцом. Согласно семейному законодательству, при образовании долга по вине плательщика алиментов он должен выплатить неустойку в размере 0,5% от суммы долга за каждый день просрочки. Сославшись на это положение, неустойку посчитали так: сумму общей задолженности по алиментам (226 439 руб.) умножили на общее количество дней просрочки (1163), а затем умножили на 0,5%. В итоге сумма составила 1,32 млн руб. Апелляционное производство в части требований о взыскании задолженности по уплате алиментов прекратили.

ВС считает правильно

Неплательщик алиментов обжаловал решение в Верховном суде. Дело (№18-КГ19-123) рассмотрела коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Александра Кликушина. ВС указал, что в апелляции посчитали неустойку неправильно. Коллегия напомнила, как именно нужно это делать.

Согласно семейному законодательству, если алиментный долг возник по вине плательщика, он платит неустойку в размере 0,5% от суммы всей задолженности за каждый день просрочки, согласился ВС. Но то, как именно производить подсчёт, уточняется в п. 64 Пленума ВС № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов».

Надо учитывать, что алименты – это ежемесячный платёж. Следовательно, неустойку надо определять по каждой просроченной сумме ежемесячного платежа и количеству дней его просрочки (на день решения суда о взыскании неустойки).

Но апелляция выбрала ошибочную схему расчёта, а также не проверила, правильно ли вычислена сумма основного долга. Нужно было учитывать, что ответчик считал подсчёты неверными. Суду следует использовать расчёт задолженности по алиментам, который сделал пристав, и изучить доводы сторон о том, правильный он или нет, указал ВС.

ВС отменил решение апелляции в части и направил этот вопрос на новое рассмотрение обратно в апелляцию. В остальной части апелляционное определение осталось без изменений (прим. ред. – пока ещё не рассмотрено).

Расчёт неустойки за несвоевременную выплату алиментов – очень кропотливая работа. В соответствии с п. 2 ст. 115 СК производит её судебный пристав-исполнитель, это делается помесячно по заявлению взыскателя.

Расчёт производится по формуле:

Д – значение ежемесячного дохода лица, обязанного к выплате алиментов, с вычетом налога на доходы физических лиц;
Р – размер удерживаемых алиментов в долях к заработку и иному доходу должника (1/6, 1/4, 1/3, 1/2);
Σ – сумма ежемесячных алиментов.

А если должник не работал или не представил документы, подтверждающие его доход? Тогда задолженность по алиментам определяется из размера средней заработной платы в России на момент взыскания долга (ч. 3 ст. 102 закона, ст. 113 СК).

После получения справки пристава о суммах ежемесячных алиментных платежей идёт расчёт неустойки = размер долга за период x число дней просрочки х 0,1%.

На практике судебные приставы-исполнители не имеют много времени для правильного расчёта задолженности, что приводит к ошибкам, говорит адвокат по семейным спорам Елена Овчинникова: «Например, учитывается лишь одно место работы должника. Дополнительный заработок не учитывают».

Верховный суд объяснил, как считать неустойку

Верховный суд объяснил, как считать неустойку

Как рассчитывается неустойка применительно к финансовым услугам: по закону о защите прав потребителей или по ГК? От ответа на этот вопрос зависит размер взыскиваемой суммы. Суды первой и апелляционной инстанций решили, что можно взыскать неустойку по закону о защите прав потребителей, при этом обязав банк еще и заплатить проценты за пользование деньгами по ГК. Верховный суд с этим не согласился.

Юлия Барашкина* открыла в ОАО «Национальный банк «ТРАСТ» долларовый вклад до востребования. По условиям договора банк должен был выдать находящиеся на вкладе деньги по первому требованию. Спустя полгода Барашкина обратилась в банк за своими деньгами, но ей ничего не дали из-за блокировки карты. Многочисленные просьбы вкладчика были исполнены только спустя месяц. В связи с этим Барашкина обратилась в суд с требованием взыскать с банка неустойку за нарушение срока выдачи вклада, проценты, штраф и компенсацию морального вреда 50 000 руб.

Перовский районный суд г. Москвы удовлетворил иск частично. Он взыскал неустойку исходя из невыданной суммы вклада (п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей), штраф за несоблюдение добровольного порядка (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей), проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) и 5000 руб. морального вреда. Таким образом, банк понес ответственность и по ГК, и по закону о защите прав потребителей.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда изменила решение суда первой инстанции. Она сочла, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и уменьшила ее (ст. 333 ГК). Поскольку размер неустойки был снижен, апелляция также снизила размер штрафа до 50% от этой суммы. В мотивировочной части определения коллегия указала, что суд первой инстанции необоснованно удовлетворил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием неустойки. Вместе с тем на резолютивное решение это не повлияло – коллегия лишь изменила размер неустойки и штрафа, оставив в силе взысканные проценты.

Банк «ТРАСТ» обратился в Верховный суд с требованием отменить акты нижестоящих судов. ВС напомнил, что неустойка за несвоевременно возвращённую сумму вклада рассчитывается исходя из ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды, то есть по ч. 1 ст. 395 ГК и ст. 856 ГК. Ее исчисление от суммы невыплаченного вклада в размере, предусмотренном п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей, является ошибочным, – эта норма устанавливает неустойку исходя из цены услуги, каковой сумма вклада не является. Помимо этого ВС обратил внимание, что резолютивная часть апелляционного определения противоречит выводам суда, изложенным в мотивировочной части, то есть нельзя удовлетворить иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием законной неустойки. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила апелляционное определение в полном объёме и направила дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 5-КГ17-148).

«ВС справедливо отметил ошибочность выводов нижестоящих судов, применивших два вида ответственности за несвоевременный возврат вклада. Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума ВС № 17, к отношениям из договора банковского вклада применяется закон о защите прав потребителей только в части, не урегулированной ГК. Так как размер неустойки за нарушение обязанности по возврату вклада банком установлен ГК, не было оснований применять закон о защите прав потребителей», – объяснила старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина. Она сообщила, что с вопросом о применении двух видов ответственности за одно правонарушение на практике приходится сталкиваться очень часто. Например, при выборе между договорной неустойкой и процентами по ст. 395 ГК. «Вместе с тем принцип неотвратимости юридической ответственности не должен приводить к неосновательному обогащению кредитора», – отметила Капустина.

Заместитель директора ООО «Центр правового обслуживания» Лариса Науменко и партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group Андрей Бежан обратили внимание, что согласно Обзору судебной практики ВС № 1 от 2017 года, на отношения между банком и его клиентом по выплате неустойки вообще не распространяется п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей. «Год назад Судебная коллегия по гражданским делам уже высказывалась, что для банковского вклада предусмотрены специальные правила о начислении процентов, – ст. 395 ГК, которые и должны применяться (№ 88-КГ16-7). Эта позиция также включена в Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг (от 27 сентября 2017 г.). В целом вывод этот достаточно очевидно вытекает из ст. 39 закона о защите прав потребителей, исключающей действие специальных положений этого закона к услугам, по своему характеру не подпадающих под них», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин.

ВС указал на правомерность взыскания с застройщика неустойки на будущее время

ВС указал на правомерность взыскания с застройщика неустойки на будущее время
Фото: Фотобанк Freepik

По мнению экспертов «АГ», определение Верховного Суда поможет внести ясность в судебную практику, упрощая и облегчая процесс взыскания неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства, а также поможет дисциплинировать застройщиков.

11 сентября Верховный Суд РФ Определением по делу № 11-КГ18-21 отменил апелляционное определение Верховного Суда Республики Татарстан, отказавшего во взыскании со строительной компании, не сдавшей в установленный срок объект долевого строительства, неустойки на будущее время в пользу граждан.

Как указано в определении, 16 января 2015 г. заявители Е. и Ф. Егоровы заключили с ООО «Жилой комплекс “Победа”» договор участия в долевом строительстве со сроком передачи им трехкомнатной квартиры 30 апреля 2016 г. Стоимость квартиры они оплатили полностью, в том числе за счет кредитных средств. В установленный срок объект долевого строительства сдан не был, и Егоровы обратились в суд по поводу взыскания с застройщика неустойки. Решением суда от 16 февраля 2017 г. в их пользу была взыскана неустойка за период с 1 мая по 31 декабря 2016 г.

Впоследствии Егоровы вновь подали исковые требования о взыскании в пользу каждого из истцов неустойки за период с 1 января по 9 июня 2017 г. в размере более 243 тыс. руб., за период с 10 июня по дату принятия судом решения – в размере 1/150 ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день просрочки, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, возмещения убытков, а также компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб.

В возражениях на иск застройщик указал, что взыскание неустойки в полном размере может негативно сказаться на его финансово-хозяйственном положении и отдалить срок сдачи объекта в эксплуатацию.

Решением суда от 3 августа 2017 г. требования истцов были удовлетворены частично: в пользу каждого из них с ответчика на основании ст. 333 ГК РФ взысканы неустойка в 64,5 тыс.руб., компенсация морального вреда в размере 2 тыс. руб., убытки, штраф, а также неустойка в размере 300 руб. за каждый день с 4 августа 2017 г. до момента фактического исполнения обязательства по передаче квартиры. При этом суд руководствовался положениями ч. 2 ст. 6 Закона об участии в долевом строительстве.

Данное решение в части взыскания неустойки в размере 300 руб. ежедневно до момента исполнения ответчиком обязательства по договору в апелляции не устояло. Верховный Суд Республики Татарстан в апелляционном определении указал, что взыскание неустойки на будущее время законом не предусмотрено – ее установление будет нарушать права ответчика на снижение размера неустойки по соответствующему заявлению, при этом истцы не лишены права обратиться в суд с самостоятельным иском о взыскании неустойки за новый период просрочки.

В кассационной жалобе в ВС РФ заявители просили отменить решения нижестоящих судов как незаконные в части снижения размера неустойки судом первой инстанции и отказа во взыскании неустойки на будущее время апелляцией.

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 6 Закона об участии в долевом строительстве, в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику неустойку (пени) за каждый день просрочки в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ на день исполнения обязательства. Если дольщиком является гражданин, размер неустойки удваивается.

Суд напомнил, что согласно разъяснению, изложенному в п. 65 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ», по смыслу ст. 330 ГК истец вправе требовать присуждения неустойки на день фактического исполнения обязательства. Подлежащая уплате неустойка, установленная законом или договором, в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства может быть уменьшена в судебном порядке (п. 69 постановления). Кроме того, как отмечается в абз. 1 п. 71 постановления, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель или некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, то снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению должника.

ВС также отметил, что в соответствии с п. 26 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утвержденного Президиумом ВС РФ 4 декабря 2013 г., суд вправе уменьшить размер неустойки за нарушение предусмотренного договором участия в долевом строительстве многоквартирного дома срока передачи участнику объекта, установив, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. «Неустойка подлежит уменьшению в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым, в зависимости от степени выполнения ответчиком своих обязательств, действительного размера ущерба, причиненного в результате указанного нарушения, и других заслуживающих внимания обстоятельств», – указано в определении.

Верховный Суд подчеркнул, что суды первой и апелляционной инстанций не учли, что застройщик как коммерческая организация в случае нарушения срока передачи объекта долевого строительства гражданину уплачивает ему неустойку в размере 1/150 ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки до дня фактического исполнения обязательства – то есть на будущее время включительно. «Такая неустойка может быть снижена судом только по обоснованному заявлению ответчика и в исключительных случаях с учетом обстоятельств допущенного нарушения, в связи с чем размер присужденной неустойки на будущее время не может быть снижен по правилам ст. 333 ГК РФ», – указал ВС.

Кроме того, Суд отметил, что обоснованность заявления застройщика о том, что взыскание неустойки может негативно повлиять на его деятельность, судам следовало оценивать с учетом положений ст. 309 ГК, согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона и иных правовых актов.

Принимая решение об отмене определения ВС РТ в полном объеме и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение, Верховный Суд РФ отметил, что защита нарушенных прав дольщиков на своевременную передачу объекта должна способствовать, в том числе, предупреждению возможных нарушений их прав и стимулировать застройщиков к надлежащему исполнению обязательств.

Комментируя «АГ» решение ВС, адвокат АБ «Халимон и партнеры» Константин Смолокуров отметил, что оно является обоснованным, разумным и справедливым. Он также указал, что ВС РФ еще в 2016 г. (п. 65 Постановления № 7) сформулировал правовую позицию о том, что по смыслу ст. 330 ГК истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства. Однако, добавил эксперт, несмотря на указанное постановление, дольщики по-прежнему были вынуждены неоднократно обращаться в суд с исковыми заявлениями о взыскании неустойки за фактический период просрочки исполнения обязательства. При этом каждый раз исковое заявление и, по сути, один и тот же комплект документов рассматривались судами заново. «Очевидно, что такой порядок взыскания неустойки являлся для дольщиков затруднительным и неудобным, что ставило их в менее выгодное положение по отношению к застройщику», – пояснил он.

Константин Смолокуров полагает, что рассматриваемое определение ВС РФ существенно упростит и облегчит взыскание неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства, тем самым обеспечивая законное право на доступ к правосудию.

Адвокат АБ КИАП Илья Дедковский добавил, что Высший Арбитражный Суд РФ еще в 2014 г. занимал аналогичную позицию, в частности в Постановлении Пленума от 6 июня № 35 «О последствиях расторжения договора». Кроме того, отметил эксперт, самая первая редакция ГК также предусматривала возможность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395) по день фактического погашения долга. «Никаких причин считать, что такой же подход не может быть применен в отношении неустойки, нет – это ВС РФ и отразил в постановлении Пленума в 2016 г., – пояснил Илья Дедковский . – Однако истцы по-прежнему редко пользуются такой возможностью, по старинке взыскивая неустойку только за прошедший период, а после погашения основного долга идут довзыскивать ее».

Несмотря на это, полагает адвокат, арбитражные суды не испытывают особых проблем в ситуации, когда истец все-таки просит взыскать неустойку по день фактического погашения долга. «Но для судов общей юрисдикции все не так очевидно, и определение поможет внести ясность в данный вопрос», – резюмировал Илья Дедковский .

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов отметил, что определение ВС РФ усиливает сложившуюся, но все же пока не массовую практику возможности взыскания штрафных платежей по день фактического исполнения на будущее. Соответствующая норма существует давно, однако, по мнению эксперта, с ее толкованием нередко бывают проблемы.

Адвокат пояснил, что возможность взыскания неустойки на будущее не только удобна для взыскателя и снижает нагрузку на суды по одному и тому же спору, но и будет существенно дисциплинировать застройщика. «Ведь как удобно называть привлекательные сроки сдачи строительства, иметь в запасе много времени, так как неустойку нельзя было взыскивать на будущее! Удобно, когда за это время можно вывести остатки активов», – добавил Ярослав Самородов. Эксперт полагает, что определение ВС «подчистит» рынок долевого строительства, оставив тех застройщиков, кто указывает разумные сроки, имеет хороший запас финансовой прочности в случае просрочки и заботится о репутации, а также тех, кто настроен на долгое присутствие на рынке.

«Очередная бомба»: Верховный суд пересчитал «максимум» неустойки по европротоколу — до страховой суммы по ОСАГО

ВС объяснил, что неустойка по европротоколу определяется по страховой сумме ОСАГО — до 400 тыс. р. при ущербе имуществу. Это может изменить судебную практику, которая ограничивала неустойку до размера возмещения по европротоколу — 50 или 100 тыс. р.

Как стало известно АСН, Верховный суд опубликовал постановление с интересным выводом: в случаях, когда по европротоколу действует предел возмещения в 100 тыс. р. (или даже 50 тыс. р. по старому «максимуму»), неустойку по «букве» закона об ОСАГО нужно рассчитывать по полной страховой сумме — то есть до 400 тыс. р.

Отметим, что с 1 октября 2019 г. по всей территории России заработал безлимитный европротокол — по которому можно получить и полное возмещение по ОСАГО — до 400 тыс. р. при ущербе имуществу. Но есть ряд ограничений — между участниками ДТП не должно быть разногласий, фото должно быть передано в РСА с помощью приложения «ДТП.Европротокол» (п. 6 ст. 11.1. закона об ОСАГО) и пр.

Многие автолюбители предпочитают оформлять по европротоколу лишь небольшие ДТП, обходясь заполнением бланка извещения (который выдают при покупке полиса ОСАГО) и простой фотофиксацией, без передачи изображения в РСА. В таких случаях предел возмещения ограничен сейчас суммой в 100 тыс. р.

Верховный суд указал на «букву закона»

ВС рассматривал спор, вытекающий из небольшого ДТП. В ноябре 2017 г. стороны не стали вызывать сотрудников полиции и оформили аварию, заполнив бланки извещений о ДТП (через европротокол). Виновница ДТП свою вину признала.

«Росгосстрах» также признал ДТП страховым случаем и выплатил 15 тыс. р.

Потребитель обратился к независимому эксперту, который оценил повреждения автомобиля Saab 95 в 58 тыс. р.

Истец обратилась в суд, помимо прочего потребовав неустойку. Выборгский райсуд Санкт-Петербурга в июне 2019 г. иск потребителя удовлетворил частично.

Размер неустойки за период с декабря 2017 г. по дату решения должен был составить 192 тыс. р. Суд снизил неустойку (на основании положения ст. 333. Гражданского кодекса) до 31 тыс. р. Ещё 4 тыс. р. неустойки были начислены за одну неделю декабря 2017 г. Суммарно неустойка составила 35 тыс. р. — то есть суд определил размер неустойки, приняв в расчёт предельную выплату по европротоколу (на тот момент 50 тыс. р.) и размер уже произведённой страховщиком выплаты (15 тыс. р.).

Читайте также  Реестр подтверждающих документов 3 ндфл бланк 2022

В апелляции спор рассматривался судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского горсуда. Апелляция не согласилась с ограничением права истца на получение неустойки днём принятия решения суда. Коллегия сначала дополнила решение райсуда указанием на то, что неустойка должна начисляться до дня фактического исполнения обязательства, но не должна превышать 365 тыс. р.

Но в мотивировочной части определения апелляция написала, что неустойка, взыскиваемая до дня фактического исполнения обязательства, не может превышать оставшуюся часть суммы в виде разницы между страховым возмещением по европротоколу в размере 50 тыс. р., и уже присуждённой неустойкой в общем размере 35 тыс. р. Таким образом неустойка «до дня фактического исполнения обязательства» была ограничена суммой в 15 тыс. р.

Сославшись на наличие арифметической ошибки в резолютивной части апелляционного определения — в части предельного размера неустойки — апелляция по своей инициативе вынесла определение об исправлении описки, заменив 365 тыс. р. на 15 тыс. р. Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции.

Дело дошло до Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда, которая не согласилась с выводами нижестоящих судов. Предел страховой суммы в части возмещения по такому виду причинённого вреда, как ущерб имуществу потерпевшего по ОСАГО — составляет 400 тыс. р. (пункт «б» статьи 7 закона об ОСАГО), указал ВС.

На момент ДТП по европротоколу потерпевший мог рассчитывать на страховое возмещение в пределах 50 тыс. р. (п. 4 статьи 11.1 закона об ОСАГО). Таким образом, оформление ДТП по европротоколу влияет на размер страхового возмещения к данному страховому случаю, но не на размер страховой суммы, определённой в договоре ОСАГО, согласно требованиям закона, отметил ВС.

При нарушении срока осуществления страховой выплаты или срока выдачи направления на ремонт, страховщик за каждый день просрочки уплачивает неустойку в размере 1% от размера страхового возмещения по виду причинённого вреда каждому потерпевшему (пункт 21 статьи 12 закона об ОСАГО).

Общий размер неустойки не может превышать размер страховой суммы по виду причинённого вреда (пункту 6 статьи 16.1 закона об ОСАГО).

Из указанных норм права следует, что предельный размер неустойки по европротоколу не может превышать размер страховой суммы, установленный статьёй 7 закона об ОСАГО — то есть 400 тыс. р. при таком виде вреда, как ущерб имуществу, следует из определения Верховного суда.

Поэтому выводы апелляции о том, что в случае оформления ДТП по европротоколу размер неустойки ограничен размером страхового возмещения, а не размером страховой суммы, противоречит закону об ОСАГО, указала коллегия Верховного суда.

Дело возвращено на новое рассмотрение в апелляцию.

Директор ООО «Автовыплаты» Амур Сабирзянов прокомментировал АСН, что обращения по «ограниченному европротоколу» до сих пор встречаются очень часто.

«Это очередная бомба. Вместо неустойки в 100 тысяч по европротоколу Верховный суд разрешил взыскивать 400 тысяч. Суды уже начали удовлетворять неустойку до 400 тысяч рублей, вот что значит позиция Верховного суда», — отметил автоюрист.

Страховщики: неустойка не должна быть средством обогащения

В пресс-службе «Росгосстраха» сообщили АСН, что размер неустойки при оформлении ДТП без участия сотрудников полиции не может превышать возмещение по европротоколу — 100 тыс. р. (согласно действующей сейчас редакции п. 4 ст. 11.1 Закона об ОСАГО). Неустойка по своей природе не может служить средством обогащения, подчеркивается в ответе РГС.

Данное определение Верховного суда РФ не должно влиять на судебную практику в целом, так как судебный акт был вынесен с учётом обстоятельств конкретного дела. В апелляции рассмотрение описываемого спора продолжится 30 июня, отметили в пресс-службе «Росгосстраха».

Начальник управления судебно-правового урегулирования «Ингосстраха» Евгения Березенцева прокомментировала АСН, что в определении логика ВС РФ следует букве закона, но противоречит сложившейся практике, которая по делам с европротоколом ограничивает размер неустойки размером страхового возмещения (100 тыс. р.).

Действующий подход судов представляется адекватным, отвечающим принципам разумности и соразмерности. Неустойка за нарушение обязательства, ограниченного пределом в 100 тыс. р., не должна превышать эту сумму, считают в «Ингосстрахе».

Непредоставление авто на осмотр, сообщение некорректных адресов давно используются недобросовестными истцами для того, чтобы доказывать якобы несвоевременное получение направления на ремонт. Поэтому выводы из этого определения ВС повысят интерес истцов к искусственному затягиванию процесса урегулирования — с целью взыскания неустойки, кратно превышающей размер страхового возмещения, отметила Евгения Березенцева.

Директор судебно-правового департамента «Согласия» Анна Полина-Сташевская рассказала, что суды, как правило, по европротоколу ограничивают размер неустойки размером страхового возмещения — используя при этом статью 333 ГК РФ (регулирующую уменьшение неустойки, в т.ч. из-за несоразмерности). Указанное определение ВС РФ не окажет влияния на уровень выплат добросовестных страховщиков, считает Анна Полина-Сташевская.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector