Российское сельское хозяйство — ложка меда в бочке

Российское сельское хозяйство — ложка меда в бочке

Ложка мёда в «бочке» проблем

4 июля на Совет Госдумы впервые был вынесен проект федерального закона о пчеловодстве, защищающий как производителей, так и потребителей натурального мёда. После этого его рассмотрит Совет Федерации, а первое чтение должно состояться в Госдуме в сентябре, когда депутаты вернутся с летних каникул.

Что считать мёдом?

Кроме того, экспертным советом по пчеловодству Госдумы, сопредседателем которого является руководитель краевой общественной организации «Союз пчеловодов и переработчиков пчелопродукции» Сергей Тастан, выдвинута инициатива о пересмотре всех медовых стандартов, которые не отвечают современным требованиям качества. «Бытует мнение, что в России перепроизводство мёда. А на самом деле – перебор фальсификата, который по существующему ГОСТу приравнивают к натуральному. В лучшем случае он состоит из патоки и сиропа, а чаще это синтетический мёд из Китая. Для усиления контроля за качеством этой сладкой продукции необходимо таким образом изменить требования ГОСТа, чтобы искусственный продукт не выдавали за натуральный».

О том, какой мёд ожидать в этом сезоне на Алтае, мы беседуем с Сергеем Тастаном:

– Пока погодные условия складываются не слишком благоприятные, хотя прошедшая зима была не тяжёлой. Для пчелосемей, пережидающих её в омшанике, холод не проблема. Главное, чтобы в ульях было сухо, не закончился корм, а безоблётный период длился как можно короче. Из-за холодной весны растения нынче долго не выделяли нектар. Того его количества, что рабочие пчёлы приносили в улей и делали так называемый первый напрыск, не хватало, чтобы запечатать ячейки соты. Пока они летали за добавкой, молодые пчёлы, обслуживающие матку, перерабатывали напрыск и соты снова пустели. Крылатые труженицы пускали нектар на развитие семьи. Только в середине июня пчёлы смогли начать работать по-настоящему, накапливая в сотах мёд.

Ульи смыло водой

Сергей Дмитриевич рассказал и о том, какой большой урон нанесло отрасли сильное наводнение. В Чарышском, Красногорском, Солонешенском, Бийском районах бурные потоки унесли множество ульев, а там, где они остались, пчёлы погибли. В правление Союза пчеловодов, например, звонили пасечники из Бийска, которые сообщили, что в результате наводнения потеряли всё. Теперь им необходимо восстанавливать пасечное хозяйство, инвентарь и заводить новые пчелосемьи. Впервые узнала, что в одном улье должно находиться до 50 тысяч пчёл. Каждая пчела пять-шесть раз в день летает за два километра, чтобы принести сотую долю грамма сладкого продукта (а мы его ложками едим, не задумываясь о том, что в нём труд сотен тысяч крошечных работниц).

Сейчас в крае идёт мониторинг нанесённого урона, точные цифры станут известны позже. Пчеловоды заняты сохранением оставшихся пчелосемей, наращиванием их количества, подготовкой к главному взятку, который только начинается. Они стараются всячески помочь своим крылатым кормилицам. Прогнозы по медовому урожаю пока никто не даёт, ждут первой его качки.

Но мёд в крае есть, и достаточно качественный. Третий год пчеловоды сетуют на то, что нет реализации их продукции. В Россию завезено много фальсифицированного мёда из Китая и других зарубежных стран. В нём антибиотики, генно-модицифированная пыльца, которая отрицательно влияет на человеческий организм. Сергей Тастан говорит, что во многих торговых сетях видел фасованный продукт под брендом «Алтайский мёд», хотя произвели его в Новосибирске, Воронеже, Екатеринбурге, Москве и других городах России. Покупателям он советует обращать на это внимание, а также на состав содержимого баночек. Возможно, это медовый продукт, патока и прочее, что пишется на этикетках мелкими буквами.

За сезон на Алтае производят минимум пять тысяч тонн мёда, а то и шесть– семь тысяч. Краю хватает одной тысячи тонн. Остальное надо экспортировать. Все высокие гости и официальные делегации, которые у нас бывают, без мёда не уезжают и потом ещё заказывают. Целую машину мёда быстро раскупили в буфете Госдумы и в Совете Федерации. В Минсельхозе им торгуют в постоянно действующем магазине. Сергей Тастан привык к реакции гостей, когда они пробуют наш мёд впервые. Одну ложку осторожно в рот положат, посмотрят удивлённо и быстро зачерпывают вторую: «А что я раньше ел?» Ожидаемая фраза.

Свой бренд

– Нам очень важно зарегистрировать бренд «Алтайский мёд» на федеральном уровне по показателям качества, – поясняет председатель Союза пчеловодов. – Наш край знаменит богатейшим ассортиментом медоносных культур. Поэтому мёд неповторим, его нельзя подделать. Почему? У каждого растения свое пыльцевое зерно, это как у человека сетчатка глаза, рисунок на пальцах. У нас на ста метрах лугов находится до 120 видов дикорастущих растений, с которых пчела собирает нектар и пыльцу. В одном грамме мёда может содержаться до 3,5 тысячи пыльцевых зерен. Это набор всех микро- и макроэлементов, находящихся в усваиваемой форме для организма человека. Дополнительно пчела выделяет свои ферменты, и в итоге рождается неповторимый букет аромата и вкуса алтайского мёда.

Мой собеседник обратил внимание ещё на одну деталь. Наши фермеры имеют просторные поля – от 60 до 500 гектаров, а иногда до тысячи, с которых пчёлы берут качественный взяток. А в Китае земельные клочки маленькие, их обрабатывают пестицидами. Пчёлы гибнут, а если и произведут мёд, то о его качестве говорить не приходится. Из-за повышенной влажности он может забродить, поэтому в него добавляют антибиотики.

Китайцы сами признают, что у них мёд неважный, они заинтересованы закупать его на Алтае и в Башкирии, где много липы. Прошлым летом Сергей Тастан побывал в Пекине, вел переговоры на эту тему. На днях снова вылетел туда. Этим летом ждёт в гости пчеловодов и переработчиков из Китая и Франции. Их провезут по пасекам двадцати районов – от Залесовского до Третьяковского. Пусть всё посмотрят и убедятся в качестве нашего продукта. Они готовы заключить договор на поставку большой партии мёда.

Эта отрасль в крае продолжает развиваться. Как сообщил Сергей, в позапрошлом году фермер Андрей Кожанов провел эксперимент в Волчихинском районе. На тех полях, где не летали пчёлы, урожай гречихи составил семь центнеров с гектара, где у поля стояли две пчелосемьи – 17, а где пять – 40 центнеров за счёт интенсивного опыления. Говорят, раньше фермеры требовали с пасечника флягу мёда за то, что ставит рядом свои ульи. А теперь поняли свою выгоду и сами платят пасечнику, чтобы расположился возле их посевов.

– Когда уберем с полок фальсификат, тогда раскрутим свой бренд. Для этого краевой Союз пчеловодов принял активное участие в разработке новых стандартов на натуральные продукты пчеловодства. Уверен, что этот закон через некоторое время будет принят на федеральном уровне. А пока кто-то пользуется прорехами в законодательстве и продает по всей стране «Алтайский мёд», не имеющий к нам никакого отношения.

Советы главного пасечника

Тастан утверждает, что человек должен есть не один вид мёда. Это как салат из одного огурца или из других овощей. Если чередовать больше сортов: донниковый, дягилевый, эспарцетовый, акациевый, одуванчиковый и так далее, будет больше пользы организму. Мёд из лопуха, например, полезен для желудка, в гречишном много железа для крови. Сергей Тастан говорит, что пчеловодам края ВТО не страшна. За качество своей продукции они спокойны. А вот модернизация отрасли нужна.

Пчеловодство – градообразующая отрасль на селе: повышает урожайность сельхозкультур, снижает безработицу, позволяет семьям пасечников обеспечивать себе неплохой доход. Если держать 20 пчелосемей, каждая из которых принесёт по 50 килограммов мёда, то получится целая тонна. Продал его по двести рублей за килограмм – доход два миллиона. За минусом разных затрат всё равно получается приличная годовая прибыль. Сейчас с аграрным комитетом АКЗС Союз пчеловодов согласовывает проект закона, который ограничит в 20 районах края обработку полей ядохимикатами и позволит производить органическую продукцию.

Главный пчеловод края даёт несколько советов нашим читателям:

– Если одну ложку меда развести в стакане простой холодной воды, не фильтрованной, дать ей постоять полчаса и выпить натощак перед сном, будешь хорошо спать и прибавится сил. Макро- и микроэлементы этого натурального продукта через воду быстрее поступают в организм. Но если ложку меда растворить в кипятке или горячем чае, то выделяется яд – оксиметилфурфурол, что вредно для организма. Хороший мёд, кроме акациевого и дягилевого, обязательно загустевает. Настоящий мёд кристаллизуется, так как в нём содержатся моносахара и аминокислоты, которые легко усваиваются человеческим организмом. Не рекомендую покупать импортный мёд. Его прогоняют через мембранные фильтры, нагревая до 70 градусов, уничтожая все полезные качества, пыльцевое зерно остаётся в них, поэтому невозможно определить производителя. Это уже не мёд, а сладкий продукт, а в худшем случае ещё и с пыльцой ГМО.

P.S. На этой неделе прошла информация, что в алтайском мёде обнаружены антибиотики и его убрали из магазинов Москвы и Санкт-Петербурга. Прокомментировать этот факт мы попросили начальника отдела сбыта ООО «Медовик Алтая» Сергея Нелюбова:

— В данном случае речь явно идёт об одном поставщике. Сразу возникает вопрос, а алтайский ли мёд он продаёт? Ведущие производители края, не первый год экспортирующие мёд за рубеж, уже давно исследуют его на радионуклиды, пестициды, тетрациклиновую группу (антибиотики), делают общий анализ (влажность, сахара, кислотность, диастаза). Поэтому в качестве реализуемого янтарного продукта они уверены. Мы продолжаем за этим следить и даже рады, что стали обращать внимание на недобросовестных поставщиков. Жаль только, что они подставляют весь Алтайский край, хотя производимый у нас мёд как был великолепным, таким и остаётся.

Ложка яда в бочке мёда

Поводом собраться на дискуссионной площадке, как и в прошлом году, послужила массовая гибель пчёл от применения сельхозпроизводителями запрещённых гербицидов. Инициатором совещания снова выступил аграрный комитет донского парламента. Благодаря системе видеосвязи за «круглым столом» собралось порядка 180 человек, причастных так или иначе к проблемам пчеловодства. Открывая заседание, вице-спикер ЗС РО председатель комитета по аграрной политике Вячеслав Василенко заметил, что после проведения в августе 2019 года «круглого стола» произошли кое-какие изменения.

– Очень важное событие наметилось в законодательном обеспечении развития и сохранения пчеловодства в Российской Федерации. Это говорит о том, что внимание стало более пристальное и нас сегодня услышали, в том числе и в Государственной Думе. По инициативе депутатов Алексея Гордеева, Владимира Кашина и Геннадия Зюганова разработан и внесён проект закона «О пчеловодстве в Российской Федерации», который уже получил, по нашей информации, положительную оценку в правительстве и, надеемся, в текущем году будет рассмот­рен в Госдуме. Кроме того, в мае вопрос об обеспечении законотворческой деятельности в отношении пчеловодства обсуждался по инициативе сенатора от Ростовской области Ирины Рукавишниковой в Совете Федерации, – пояснил В. Василенко.

Он напомнил, что на Дону закон о пчеловодстве уже принят, однако для того, чтобы он работал, необходимы подзаконные акты – распоряжения, постановления правительства, определяющие зоны ответственности каждого.

– Если мы всё это сделаем, если отработаем связь минсельхоза, управления ветеринарии, глав на местах, сельхозтоваропроизводителей, Общества пчеловодов, кооперативов, которые сейчас создаются, я глубоко убеждён, что мы донскую пчелу сохраним и будем получать не 3 700 тонн мёда, как последние пять лет, а пять-шесть тысяч тонн. И число пчелосемей нужно увеличить. Пчеловоды, как и производители пшеницы, подсолнечника, вносят точно такую же лепту в нашу продовольственную программу, – считает вице-спикер.

По данным донского минсельхозпрода, которые привёл его глава Константин Рачаловский, в регионе на начало мая этого года зарегистрировано более 1 600 пчеловодов. В их личных подсобных хозяйствах содержатся 110 634
пчелосемьи. Тем не менее паспорта оформлены только на 639 пасек – 16 726 пчелосемей. И вот это нежелание выходить из тени, объединяться, теснее взаимодействовать с властями, ветслужбами, сельхозпроизводителями-растениеводами приводит к настоящим бедствиям. В прошлом году массовое отравление пчёл фиксировалось по всей России. В нашей области тогда наиболее болезненный удар пришёлся на пчеловодов Октябрьского, Песчанокопского и Миллеровского районов. В период медосбора они потеряли три четверти пчелиных семей. Казалось бы, в одну воронку дважды снаряд не попадает. Ан нет! Случается, что и подтвердил руководитель ростовской областной общественной организации «Союз пчеловодов Дона» Александр Железняков:

– Отрасль находится в плачевном состоянии. На сегодняшний день самый больной вопрос – борьба с отравлениями ядохимикатами. И, к сожалению, это правда – общего языка с агропроизводителем пока не находим. В некоторой степени, наверное, от того, что нет контроля за применением ядохимикатов. Раньше этим занимался Россельхознадзор. Эти функции с него сняли в 2011 году – и всё, и все решили, что можно делать что хочется. Ну, если в этом году над Миллеровом снова обрабатывали поля те же самые производители, та же самая Ореховская птицефабрика. Доходило до того, что людям вызывали «скорую помощь». Это мы ещё не говорим, что там гибнут не только пчёлы, а всё, что движется. Мало того что вызывали «скорую», когда люди собрались и начали возмущаться, пилот на бреющем полёте пикировал на толпу, запугивал. Не работают местные администрации, не работают агрономы. Вячеслав Николаевич Василенко правильно сказал, что от них многое зависит. Эта служба, я думаю, не выполняет своих обязанностей. Агрономы разрабатывают программу использования ядохимикатов и должны контролировать порядок их применения. На сегодняшний день этого нет. Доходит, в принципе, до издевательства даже.

Александр Железняков рассказал, как делегация пчеловодов ездила договариваться к руководству Таганрогской птицефабрики. Директор «ходоков» не приняла, встретились они с главным агрономом. А тот сказал: «Обрабатывали и будем обрабатывать. Зацветёт подсолнух – нужно будет, обработаем». Хотя, замечает Железняков, в инструкции прописан порядок применения ядохимикатов – по цветущим растениям категорически запрещена обработка. Коварство «хозяев положения» заключалось ещё и в том, что на прощание агроном пообещал: «Мы вас предупредим, когда будем обрабатывать».

– Приезжают люди на пасеку – пчела лежит готовая. Они уже обработали поля без уведомления, – возмущается глава Союза пчеловодов Дона.

Спикеры «круглого стола» привели примеры, как некоторые сельхозпроизводители отводят от себя претензии, давая в местной газете объявление, что с мая по октябрь будут проводить обработки посевов. Такие «предупреж­дения» – лукавство в чистом виде.

Конечно, столкнувшись с общей бедой, пчеловоды начали создавать первичные ячейки. Однако процесс этот проходит неспешно. Многие по-прежнему надеются на русский авось и ведут себя необъяснимо беспечно. Один из примеров тому, что владелец ЛПХ, имеющий 100 пчелосемей, заявил о наличии только двух обитае­мых ульях. «Почему? Зачем?» – не сдержал удивления Вячеслав Василенко. Ведь, действительно, пчеловоды-любители не обременены никакими налогами, зачем скрывать истинные размеры своей пасеки? Возникают к пчеловодам и другие вопросы.

Не так давно по ОТР прошёл сюжет о гибели пчёл в Зерноградском районе. Ролик показали и на совещании. Пчеловоды Василий Иванков и Иван Гусак продемонстрировали телевизионщикам опустевшие ульи, погибших пчёл, рассказали, что с вертолёта велась обработка цветущего синяка, по которому пчела работала к тому моменту уже две недели, познакомили с ответом агрохолдинга «РЗ Агро», утверждавшего, что пчеловодов предупреждали за три дня, а используемые химикаты разрешены в России. Правда, агрохолдинг не уточнил, какой именно яд они распыляли. Это выяснили сами пчеловоды, отдав подмор на экспертизу. Её заключение: Лямбда-Цигалотродин пиретроидный инсектицид. По-простому его именуют «Восторг». Производится во Франции. В Европе для сельхозприменения запрещён. Он предназначен для травли грызунов и кровососущих насекомых.

И это ещё одна проблема, выходящая за рамки пчеловодства. Как выяснили учёные, 75% всех продовольственных культур не могут существовать без опыления. От биотичес­кого опыления, то есть совершаемого при помощи насекомых и животных, зависит 80% всех цветковых растений, и лишь пятая часть – при помощи ветра. 90% диких растений полностью или частично зависят от опылителей. И если о гибели пчёл бьют тревогу их хозяева, то ущерб природе от безвозвратной потери других полезных насекомых, участвующих в формировании урожая, вообще никто не фиксирует. И возникает уже вопрос не только сладкой жизни, а вообще продовольственной безопасности.

Но надо признать, что ядохимикаты – не единственная угроза крылатому животноводству. Просмотрев ролик, В. Василенко с оговоркой, что пчеловоды, наверное, на него обидятся, обратил внимание, что в таких условиях, какие показали в сюжете, пчёлам грозят и другие напасти.

– Вы видели, что рядом с ульями творится? Мусор. Надо не забывать, что есть ещё американский и европейский гнилец, сальмонеллёз, полибактериоз, варроатоз, которые распространяются в первую очередь из-за ненадлежащего содержания. Надо задуматься ещё над тем, сколько пчелы гибнет, когда об этом никто не говорит.

А Александр Железняков добавил в список заболеваний новые для Ростовской области – деформация крыла пчёл, «чёрный маточник». Происходит это, по мнению предводителя пчеловодов, от бесконтрольного завоза пчёл из других регионов и даже стран. К тому же каждый пчеловод занимается «самолечением» непонятно какими препаратами.

– Раньше у нас в обществе, когда мы создавали эту организацию областную, состояло где-то полторы тысячи пчеловодов. Тогда была проделана большая работа. У нас в регионе всего три точки торговали пчелоинвентарём и препаратами – в Ростове, Таганроге и Шахтах. Сейчас свыше 30 реализаторов по области, которые обеспечивают пчеловодов всем необходимым. Раньше у нас были свой юрист, врач-апитерапевт, кабинет апитерапии. У нас было больше возможностей для взаимодействия. Сейчас у пчеловодов нет такой заинтересованности в создании организаций. Каждый сам по себе.

Сам по себе каждый попадает в зону эфира ОБС (одна баба сказала). Потому и лечат пчёл как и чем придётся, потому и завозят не подходящие для нашего региона породы. Пчёл ведь не случайно называют термомет­рами природы. Они крайне чувствительны к любым изменениям в окружающем мире. Так, на Дону с давних времён в основном обитала среднерусская порода пчёл. Они без облёта могут находиться в гнезде до полугода – как раз столько у нас и длится холодный период. А южные породы медоносных пчёл могут оставаться в улье не более месяца. И если нет возможности вылететь, просто погибают. И тут уже ядохимикаты ни при чём.

О том, что порядок в этой отрасли возможен, говорит положительный опыт взаимодействия всех структур в Мясниковском районе. Там тоже растят хлеб, но за последние десять лет не было ни одной потравы пчёл. Пять лет не сталкивались с подобной проблемой в Родионово-Несветайском районе. А ведь достаточно только услышать друг друга.

Обсудили за «круглым столом» и необходимость омоложения кадров в пчеловодстве, проведения обучающих семинаров и создания кооперативов, через которые, по мнению главы агрокомитета, пчеловоды могли бы получать субсидии, как получают их те, кто занимается птицеводством, разведением кроликов и КРС. По общему выводу, в регио­нальном минсельхозпроде необходимо уж если не отдел создать, то назначить ответственного за отрасль пчеловодства специалиста. Зампредседателя аграрного комитета Николай Беляев предложил собрать рабочую группу при министерстве, которая бы формулировала для законо­творцев необходимые изменения в региональный закон о пчеловодстве.
По итогам «круглого стола» было принято более полутора десятков рекомендаций депутатам ЗС РО, комитету донского парламента по аграрной политике и областному правительству, направленных на решение проблем в отрасли пчеловодства.

Ложка мёда в бочке дегтя

Хочу добавить ложку меда в большую бочку дегтя. Спасибо «ВО», и всем, кто прочитал «Карусель». Ваши плюсы и ваши комментарии вызвали желание поделиться своим мнением и немного развить тему.

«Карусель» просто показала, с моей точки зрения, механизм запуска того, что мы наблюдаем в 2014 году на валютном рынке. Все прочее (санкции, нефть, ЕС, НАТО, Украина, правительство и даже ВВП), было оставлено за скобками.

Предлагаю обсудить вопросы: почему и зачем (или за что мне такое)? Вопрос «кто виноват», думаю, не актуален. Вопрос «что делать», наверное, каждый должен решить сам.

Исхожу из следующих вводных:

1. Старый мир рушится — так больше жить нельзя.
2. Россия находится в состоянии войны (гибридной, экономической, холодной, технологической и т.д.), и кое-где данная война уже приняла форму горячей.
3. Мы, вы, я и подавляющее количество граждан РФ являются ресурсом государства.
4. В мире сейчас идет процесс активного деления сторон на противоборствующие стороны.
5. Идет активная подготовка противоборствующих сторон к «горячей» фазе.
6. Россия в полный голос заявила свое несогласие с «однополярным» миром и выступила против «святого» — доллара США (за что был повешен Саддам, изнасилован Каддафи, а они только заикнулись об этом).
7. Очень надеюсь, что это так: наша элита поняла, что ей нет места среди «избранных».
8. Требуется срочно менять экономическую модель РФ.

Читайте также  Реестр субъектов естественных монополий на 2022 год

Итак: почему и зачем (или за что мне такое)?

Начну с фразы ВВП от 2008 года, сказанной после августовских событий: «Сейчас не время покупать импортные автомобили». Помните? Народ не воспринял, пришлось даже московский «Зубр» во Владивосток посылать.

2014 год, Украина. Что важнее для России: Украина или Грузия? Есть ли смысл ВВП повторять фразу 2008 года? Думаю, нет, поскольку «народ» привык уже к потреблению всех благ цивилизации, не воспринял в 2008, пропустит мимо ушей и в 2014 году. Может себе Россия в лице своих граждан позволить «кормить» своих врагов? Как это исключить?

Просто уменьшить (значительно) покупательную способность населения покупать всякую «импортную хрень» в красивых обертках. Тем более что наши «враги», очень сильно помогли в этом деле вводом всяких «санкций». С моей точки зрения таким способом выбивают «недружественных партнеров» с внутреннего рынка РФ. Низкий курс рубля сильно ударит по странам-импортерам. Ну, а мы стали беднее («Москва. 17 декабря. INTERFAX.RU — Реальные располагаемые денежные доходы населения России в ноябре 2014 года упали на 4,7% по сравнению с ноябрем 2013 года после увеличения на 1,9% в октябре, сообщил в среду Росстат»), нашими телами закрывают «прорыв» врага…

Насколько успешна «наша» атака и оправданны ли наши жертвы? Несколько цитат из стана врага:

Штайнмайер в Брюсселе заявил: «Некоторым политикам (Меркель) нужно находить более умеренные слова, чтобы не закрывать двери напрочь и оставлять возможность диалога».

Меркель заявила, что будет стараться наладить отношения с Путиным и что сближение ЕС с Украиной, Молдовой и Грузией совсем не против России.

Глава Национального экономического совета при Белом доме Джейсон Фурман: «…рост в Европе почти остановился, и Международный валютный фонд (МВФ) заявил о возможности новой рецессии в регионе в размере 40%».

И все это на фоне внешнеполитического фронта России. Перечислю то, что считаю значимым.

Сделка с Китаем, сделка с Индией, договоренности со странами БРИКС, отказ от «Южного потока» и договоренность с Эрдоганом, и все это на фоне призывов к переходу в расчетах на национальные валюты и т.д., и т.п.

Ложка меда: мы с вами участники великих дел!

Бочка дегтя: нас об этом никто не спрашивает…

P. S. Все это только мое мнение, буду рад услышать ваше, и, кстати, вас не смущает спокойная реакция руководства на все события, происходящие с рублем?

Ложка дегтя в бочке меда

Быковичи — маленькая деревушка в Мстиславском районе, напоминающая хутор на отшибе. Жилых домов здесь меньше десятка. Может, потому деревню и облюбовали пчеловоды. Здесь — 6 пасек, расположенных неподалеку одна от другой. Всего насчитывается около 70 ульев, некоторые буквально под окнами сельчан. И соседство это совсем не радует тех, у кого пчел нет.

Тот день местная жительница Анна Денисенко и по прошествии месяца не может вспоминать спокойно. Сама сильно пострадала, мужа чуть не потеряла. А еще семья лишилась коня. Все эти беды случились в результате пчелиной атаки.

— Мы с мужем заносили банки на чердак, — рассказывает о пчелином нашествии хозяйка. — Неподалеку пасся конь. Все было, как обычно. Но в какой–то момент посмотрела на улицу и ужаснулась: жеребец, тело которого было буквально облеплено пчелами, бегал кругами и шатался. Потом упал. К нему бросился супруг. Но пчелы облепили и его. Мне тоже попало. От страшной боли кричала на всю деревню. Но никто из соседей–пчеловодов зова о помощи так и не услышал.

Медики «скорой», прибывшие по звонку в деревню, констатировали анафилактический шок у супруга Анны Ивановны. Благодаря многочисленным уколам он пришел в себя. Коня ветеринары спасти не смогли.

— Пчелы кусают нас постоянно, — жалуется хозяйка. — Мою дочь не единожды жалили — приходилось «скорую» вызывать. Внука медики предупредили: «Два раза спасли твою жизнь, на третий может и не повезти». С тех пор больше ко мне не ездит. Правнучке год и восемь месяцев, а я ее еще ни разу не видела.

Сегодня у супругов новая лошадь. Ее взамен павшего жеребца купили для пострадавшей семьи хозяева пасек. Первое время супруги боялись выпускать животину на улицу, держали в сарае. Сами хозяева после того происшествия защищаются от пчел как могут. Даже в 30–градусную жару, работая на огороде, Анна Ивановна обязательно надевает трикотажные брюки и кофту с длинным рукавом.

Решением Мстиславского районного суда пчеловодов обязали перенести пасеки за несколько километров от населенного пункта. Но пока в деревне все по–прежнему: хозяин ульев подал кассационную жалобу, которая еще не рассмотрена.

Один из местных пчеловодов Леонард Далецкий считает конфликт исчерпанным. Мол, с хозяевами все в порядке, лошадь им купили. Тем не менее сам он уже дал объявление о продаже пчелосемей. Хозяин другой пасеки Владимир Бискуп присмотрел место, куда ее переведет. Правда, на это нужно время.

По словам начальника отдела архитектуры и строительства Мстиславского райисполкома Игоря Савицкого, проблема в том, что размещение пасек в населенных пунктах не регламентируется документами. Получается, хозяин ульев может содержать их где хочет. Последствия, как видим, печальны.

— В разные годы нам поступает от двух–трех до десятка жалоб на пчеловодов, — приводит статистику начальник отдела по работе с обращениями граждан Мстиславского райисполкома Марина Прокопова. — Нынче было уже два письменных обращения и 11 звонков на «горячую линию» райисполкома. Самый страшный случай произошел два года назад, когда из–за укусов пчел умер человек.

Проблему недавно изучали в Комитете госконтроля Могилевской области.

— По данным комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Могилевского облисполкома, в регионе ежегодно фиксируется 50 — 60 случаев, когда пчелы кусают людей, — прокомментировал начальник отдела обращений граждан и организационной работы КГК Могилевской области Олег Коробан. — Около 10 из них, как правило, заканчиваются судебным разбирательством: суд обычно встает на защиту пострадавших. Не было бы тяжб, а возможно, и пострадавших, если бы в стране действовал Закон «О пчеловодстве», четко регламентирующий права и обязанности хозяев ульев. Этот нормативный акт, однако, все еще не принят. Есть и еще одно немаловажное обстоятельство. Оказывается, существуют различные породы пчел. Одни — агрессивные, другие — миролюбивые. Как раз вторых разводят в Могилеве для продажи. Но не все владельцы пасек их покупают. Жалеют денег. Для многих куда проще бесплатно поймать какой–нибудь рой.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector