Признаки неплатёжеспособности должника

Признаки неплатёжеспособности должника

Признаки банкротства физического лица. Когда можно подать иск о своём банкротстве и когда необходимо это сделать?

Есть мнение, что подать иск о банкротстве физического лица можно, лишь когда долг превысил 500 тысяч рублей, а просрочка платежей — 3 месяца. Однако это не так. Подать иск о банкротстве можно, когда долг составляет меньшую сумму и такой длительной просрочки платежей ещё нет.

Дело в том, что в законе «О банкротстве» прописана не только обязанность гражданина подать иск о банкротстве, но и право сделать это. Однако правом почти никто не пользуется.

Когда гражданин обязан подать иск о банкротстве?

Признаки банкротства физического лица

Об этом сказано в п.1 ст. 213.4 закона «О банкротстве». Надо обращаться в арбитражный суд с иском в течение 30-ти календарных дней, если:

  • совокупный размер долга составляет более 500 тысяч рублей, при этом неважно, подошёл срок платежей или ещё не подошёл;
  • у гражданина недостаточно средств, чтобы расплатиться со всеми кредиторами. То есть если должник расплатиться с одним или несколькими кредиторами, то на остальных кредиторов уже не хватит средств.

Когда два условия выше выполняются одновременно, гражданин обязан в течение 30-ти дней обратиться в арбитражный суд с иском о своём банкротстве.

Возникает вопрос: а что будет, если гражданин не исполнит эту обязанность? За неподачу заявления, когда гражданин обязан его подать, предусмотрен штраф — от 1 тысячи рублей до 3-х тысяч рублей (п.5 ст. 14.13 КоАП РФ). Но проблема не в штрафе, а в том, что неподача заявления откладывает на потом решение вопроса с долгами. Пока суд не принял заявление о банкротстве, проценты будут начисляться, а служба взыскания банка и коллекторы будут продолжать звонить.

При каких условиях гражданин имеет право подать иск о своём банкротстве?

С правом сложнее, чем с обязанностью. В п.1 ст. 213.4 закона «О банкротстве» (про обязанность) указан точный размер долга — 500 тысяч рублей. В п. 2 ст. 213.4 (про право) сумма долга не указана, и вообще использованы расплывчатые формулировки.

Итак, гражданин имеет право подать иск о банкротстве, если:

  • гражданин предвидит наступление своего банкротства из-за обстоятельств, которые очевидно свидетельствуют, что он не сможет расплатиться по своим долгам в срок;
  • гражданин отвечает признакам неплатежеспособности или недостаточности имущества (об этом мы подробнее сказали ниже).

Когда закон говорит о праве на подачу иска о банкротстве, он не указывает никакую «пороговую» сумму долга. Это значит, что обратиться с иском можно, когда долги ещё не превысили 500 тысяч рублей. Но, конечно, это не значит, что можно обращаться с иском при любой сумме долга, например, 10 тысяч рублей. Сумма должна быть более внушительной. Арбитражный суд, в который направляется иск о банкротстве, будет определять, принимать иск к производству или нет. Если суд решит, что сумма долга слишком мала для банкротства, то он откажет в принятии иска.

Какими могут быть обстоятельства, которые «очевидно свидетельствуют о том, что должник не в состоянии исполнить денежные обязательства»? Например, увольнение с работы и, как следствие, прекращение заработка. Или закрытие компании и опять же прекращение заработка.

Но это не всё. Чтобы у гражданина было право подать иск о банкротстве, он должен отвечать признакам недостаточности имущества. Что это за признаки?

Признаки неплатежеспособности гражданина, при которых он получает право обратиться в арбитражный суд с иском о банкротстве

Они установлены п.3 ст 213.6 закона «О банкротстве». Вот эти признаки (достаточно любого из них):

  • гражданин перестал платить по тем долгам, срок оплаты по которым наступил. Например, нужно было оплатить кредит 1-го ноября 2018, а гражданина не заплатил. Со 2-го ноября 2018 считается, что гражданин отвечает признаку неплатежеспособности;
  • гражданин просрочил оплату более чем 10% на месяц и более;
  • размер долга гражданина превышает стоимость его имущества, в том числе размер долгов третьих лиц перед гражданином.

Пример, гражданин должен банкам 300 тысяч рублей. У него в собственности нет недвижимости и автомобиля, есть только предметы домашнего обихода (посуда, ноутбук, мебель, одежда и подобное). Ему самому должны 20 тыс руб. Стоимость имущества и размер долга перед гражданином меньше, чем его долг — 300 тыс руб. Значит, должник отвечает признаку неплатежеспособности.

  • в отношении гражданина вынесено постановление об окончании исполнительного производства в связи с тем, что у него нет имущества, которое можно было бы взыскать.

Если хотя бы один из признаков неплатежеспособности выше совпадает с обстоятельствами, которые очевидно свидетельствуют, что должник не в состоянии платить по долгам, то можно подавать заявление о банкротстве.

Однако наличие хотя бы одного из признаков неплатежеспособности придётся доказывать в суде. Если есть постановление об окончании исполнительного производства, то доказать будет просто — достаточно представить в суд это постановление. В других случаях будет сложнее.

ВС призвал разграничивать неплатежеспособность и неоплату конкретного долга

Верховный Суд не позволил привлечь к субсидиарной ответственности руководителя компании, который не погасил только одну задолженность (Определение ВС № 305-ЭС20-11412 от 10 декабря 2020 г. по делу № А40-170315/2015).

В рамках дела о банкротстве ООО «Спецрадиосервис» один из его конкурсных кредиторов подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности Дениса Трошанова – руководителя и единственного участника должника. Трошанов не обратился в суд с заявлением о признании организации банкротом, хотя признаки несостоятельности у нее были, пояснил кредитор.

Изучив реестр требований, АС г. Москвы установил, что у должника есть неисполненные обязательства по договору субподряда с «СМР-Система» от 2011 г., подтвержденные вступившим в силу судебным актом. Денис Трошанов, ссылаясь на бухгалтерскую отчетность, пытался убедить суд, что в этот период общество вело нормальную хозяйственную деятельность. Признаки неплатежеспособности, по словам бывшего руководителя, появились у компании только в 2015 г. из-за отказа крупных заказчиков от исполнения договоров и оплаты. По словам Дениса Трошанова, в 2012–2014 гг. компания выплатила другим контрагентам суммы, во много раз превышающие задолженность перед «СМР-Системой». Тот долг образовался в результате спора о качестве работ, а не из-за того, что у «Спецрадиосервиса» не было средств, настаивал бывший руководитель.

Тем не менее первая инстанция решила, что признаки неплатежеспособности возникли у компании после истечения предусмотренного договором с «СМР-Система» гарантийного срока и подписания в конце 2011 г. актов о приемке работ. Поскольку Денис Трошанов не исполнил обязанность руководителя подать заявление о банкротстве общества, АС г. Москвы привлек его к субсидиарной ответственности. С таким подходом согласились апелляция и суд округа.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС, рассмотрев жалобу Дениса Трошанова, вернула обособленный спор на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Сославшись на п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве в соответствующей редакции и п. 9 Постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53, ВС отметил, что обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве возникает тогда, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве. Иными словами, установление момента подачи заявления о банкротстве приобретает существенное значение, пояснила Экономколллегия. При этом, добавил Суд, возникновение такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом, когда руководитель осознал «критичность сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов».

ВС напомнил, что в соответствии с абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. В этом деле суды ошибочно отождествили неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору, считает Экономколллегия. «Данное обстоятельство само по себе не свидетельствует об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей), в связи с чем не может рассматриваться как безусловное доказательство, подтверждающее необходимость обращения руководителя в суд с заявлением о банкротстве», – указано в определении. Кроме того, добавил ВС, установление момента возникновения обязанности по обращению с таким заявлением напрямую связано с определением размера субсидиарной ответственности руководителя.

В заключение ВС также отметил, что суды не оценили ряд доводов и доказательств, приведенных Денисом Трошановым, – в частности, что признаки неплатежеспособности появились у общества только в 2015 г.

«Действительно, чтобы сделать вывод о моменте наступления неплатежеспособности должника, недостаточно изучить только реестр требований его кредиторов. Неплатежеспособность не равна неоплате по конкретному обязательству, которая может быть вызвана различными причинами, не связанными с недостаточностью средств, в том числе наличием спора по договору», – указал в комментарии «АГ» Советник PB Legal Николай Строев.

В этом деле, судя по всему, именно спор о качестве субподрядных работ и был причиной неоплаты, добавил эксперт: «При этом суды первой и апелляционной инстанций не исследовали имущественное положение должника в момент неоплаты по конкретному договору. Хотя имелись доказательства, что на тот момент у должника отсутствовали признаки неплатежеспособности, а хозяйственная деятельность велась нормальным образом».

По мнению адвоката, партнера Tenzor Consulting Group Антона Макейчука, нижестоящие суды применили формальный подход к определению момента наступления объективного банкротства.

Однако выводы, приведенные в определении ВС, не новы для арбитражной практики, добавил эксперт: «Ранее к таким же выводам Экономколлегия приходила в рамках споров о признании сделок недействительными. Она говорила, что кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним, но это само по себе не свидетельствует о том, что данный кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении должником операций по расчетам с иными кредиторами». Это обстоятельство влияет как на оспаривание сделок, так и на определение момента наступления обязанности по подаче заявления о банкротстве должника, пояснил Антон Макейчук.

Адвокат, советник Dentons Мария Михеенкова полагает, что определение ВС может сыграть важную роль в судебной практике об определении момента наступления обязанности руководителя и других контролирующих должника лиц обратиться с заявлением о банкротстве. «Сегодня в большинстве случаев суды придерживаются подхода, согласно которому такой момент наступает, как только появляется хоть одно просроченное неудовлетворенное требование кредитора, которое в дальнейшем включается в реестр. И тем более – с момента подтверждения такого требования судебным решением», – рассказала она.

Возможно, этот подход унаследован из практики по оспариванию сделок, где так же определяют наличие признака предпочтительности удовлетворения требования одного кредитора перед требованиями другого, предположила Мария Михеенкова. «Между тем в ситуации с субсидиарной ответственностью момент наступления обязанности контролирующего должника лица обратиться с заявлением о банкротстве привязан не к возникновению конкретного требования хотя бы одного кредитора, а к моменту объективного банкротства, на что обоснованно и обратил внимание ВС», – подчеркнула она.

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки не позволяет признать ее недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), но не исключает возможности ее оспаривания по правилам п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.

Обоснование: Пунктом 1 ст. 10 ГК РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Как разъяснено в п. п. 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если совершение сделки нарушает запрет, установленный п. 1 ст. 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной на основании положений ст. 10 и п. п. 1 или 2 ст. 168 ГК РФ, а при наличии в законе специального основания недействительности — по этому основанию.
Пунктом 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве установлено специальное основание недействительности сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если она состоялась в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
В п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума N 63) содержатся разъяснения о том, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Согласно абз. второму — пятому п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При этом установленные абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки (п. 6 Постановления Пленума N 63).
Буквальное толкование приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ оставляет неясность в том, исключает ли отсутствие у должника признаков неплатежеспособности возможность признания сделки недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве либо только лишает истца права ссылаться на опровержимую презумпцию совершения должником такой сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, предполагая свободу доказывания указанного признака иными средствами.
Суды разрешают этот вопрос достаточно однозначно.
Так, в Определении Верховного Суда РФ от 12.10.2015 N 304-ЭС15-13145 по делу N А02-727/2014 выражена позиция, по смыслу которой отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества препятствует оспариванию сделки по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. также Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2017 N 308-ЭС17-11302 по делу N А32-21438/2011).
Аналогичный подход содержится в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 N Ф03-1268/2019 по делу N А80-394/2014, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2019 N Ф09-8083/18 по делу N А60-63428/2016, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 25.05.2018 N Ф06-32832/2018 по делу N А49-5707/2016.
В каждом из приведенных примеров суды пришли к выводу о том, что отсутствие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения оспариваемых сделок не позволяет признать их недействительными на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве. Фактически этот признак является необходимым элементом состава недействительности сделки — совершение сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.
При этом само по себе наличие на момент совершения сделок признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества в отсутствие доказательств несоразмерного встречного исполнения, а также при недоказанности цели причинения вреда имущественным интересам кредиторов не может являться основанием для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.04.2018 N Ф01-772/2018 по делу N А79-10357/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2019 N 01АП-4101/2019 по делу N А79-1563/2017).
Кроме того, имеется правовая позиция о том, что даже при наличии у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, а равно осведомленность стороны сделки о финансовом состоянии должника, даже будучи доказанными, при отсутствии такого условия, как причинение в результате совершения сделок вреда имущественным правам кредиторов, не могут являться основанием для признания сделок недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 N Ф02-2907/2019 по делу N А33-17843/2017).
Между тем следует иметь в виду, что отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества не препятствует ее оспариванию по общим основаниям п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.
Например, в обоснование требований о признании недействительным заключенного должником договора залога конкурсный управляющий сослался в том числе на подозрительность оспариваемой сделки, а также на совершение ее вопреки установленному ст. 10 ГК РФ запрету на злоупотребление гражданскими правами. Не усмотрев оснований для признания сделки недействительной в порядке, предусмотренном ст. 61.2 Закона о банкротстве, суды сочли доказанным допущенное должником злоупотребление правом и признали сделку недействительной по основаниям ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.03.2018 N Ф02-1042/2018 по делу N А19-16009/2015).
В то же время недопустимо злоупотребление процессуальными правами со стороны лиц, представляющих интересы должника. Применение положений ст. ст. 10 и 168 ГК РФ не может подменять собой применение специальных положений ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве и служить основанием для обхода ограничений в применении указанных норм, в том числе в случае пропуска срока исковой давности для оспаривания сделок по специальным положениям Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.06.2019 N Ф05-24525/2018 по делу N А40-150727/2016).

Понятие неплатежеспособного должника

Понятие неплатежеспособного должника

Следствием определения понятия неплатежеспособности есть понятие неплатежеспособного должника, подразумевающее предпринимателя, не способного к исполнению своих обязательств по оплате обязательного платежа и неисполнение его в договорной срок. Отсюда следует, что к неплатежеспособным должникам могут быть отнесены индивидуальные предприниматели, а также коммерческие и некоммерческие организации, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Этот перечень не соответствует кругу лиц, определенных действующим правом и юридической наукой как неплатежеспособные должники.

Законодательство определяет неплатежеспособными должниками лиц, являющимися несостоятельными должниками, что регулируется нормами ст. 25, 65 ГК РФ и п. 2, 3 ст. 1 Закона о банкротстве. Вследствии анализа нормативных решений следует, что к несостоятельным должникам могут быть отнесены физические лица, коммерческие и некоммерческие организации, независимо от ведения предпринимательской деятельности. К таковым не относятся казенные коммерческие организации, политические партии, религиозные организации, государственные корпорации, компании и фонды.

Отражении вопроса в литературе и праве

Юридическая литература постоянно дискутирует по поводу круга лиц, считающихся неплатежеспособными, в частности о возможности несостоятельности некоммерческих организаций. Преобладающая часть ученых допускает возможность факта несостоятельности некоммерческих организаций, независимо от наличия предпринимательской деятельности. В отличии от остальных ученых, которые считают такой факт безосновательным. Правильное решение этого вопроса требует исследования цели и основной задачи конкурсного права.

По этому вопросу в науке не определено единого мнения, хотя юридическая литература уделяет этой проблеме большое внимание. Для рассмотрения целей института несостоятельности необходимо обратиться к ходу истории. Как уже отмечалось, конкурсное право возникает при развитии торговли на основе наличия авансированного источника платежей, но это не означает, что именно торговля явилась причиной появления конкурсного права. Она была причиной появления основной категории конкурсного права, а именно неплатежеспособности, которая отражала динамику авансированного капитала как источника платежа.

Торговая деятельность является неразрывно связанной с наличием общественного кредита. Поэтому конкурсное право появилось, как следствие требования об охране общественного кредита, применяемого в ходе торговой деятельности. Капиталистический способ производства распространил сферу применения кредита также на неторговую деятельность – производство. Это дало потребность в охране кредита и в этой сфере, то есть институт несостоятельности распространился на производственную, неторговую часть деятельности. Появление института несостоятельности возникло вследствии потребности охраны общественного кредита посредством конкурсного права, которое могло обеспечить своевременность платежей, устраняя с поля кредитных отношений неплатежеспособного должника.

Такая цель конкурсного права прослеживалась в законодательствах не всех государств. Различия конкурсного права государств с высоким уровнем торговли отлично от государств со слаборазвитой торговлей. В последних конкурсное право возникло вследствии трансформации исполнительных норм производства. Целью такого производства было удовлетворение требований взыскателей путем имущества должника. Германия и Россия целью конкурсного права проводили удовлетворение требований кредиторов. В Англии, Франции конкурсное право представляло новый вид правового института, основанного на категории неплатежеспособности и устранении несостоятельных должников из кредитных отношений, а также ликвидации их как субъектов кредитных отношений с запретом деятельности на основе кредита.

Именно различие целей конкурсного права отразилась на его особенностях. Например, если целью несостоятельности есть удовлетворение требований кредиторов, то конкурсное производство при одном кредиторе невозможно. Существенным условием несостоятельности есть стечение кредиторов. Немецкие юристы считают также противоречивым открытие конкурса при наличии одного кредитора. Напротив, страны, где целью несостоятельности есть выведение неплатежеспособных должников из кредитных отношений, конкурсное производство при одном кредиторе считается возможным, а стечение кредитов не стоит как главное условие открытия конкурсного права. Несостоятельность могла быть объявлена даже в случае неоплаты одному кредиторы, то есть учитывалось положение самого должника.

Читайте также  Проверка газового оборудования в быту: правила и сроки

Следствия различий целей законодательств

Различие в целях законодательства не означает невозможности охраны кредита. Законодательство о несостоятельности с целью удовлетворения кредитов менее эффективно, чем законодательство с целью устранения должника из сферы кредитования. Такая неэффективность заключается в следующем:

  1. Результатом конкурсного права в любом случае есть ликвидация должника, как субъекта кредитования, но конкурсное право с неоплатностью и удовлетворением требований кредиторов ликвидирует должника с момента его неоплатности, что дает возможность увеличения размеров невозвратных кредитов. Принцип устранения неплатежеспособных должников из сферы кредитных отношений, как цели, позволяет их ликвидировать еще до момента неоплатности, что не дает возможности увеличить долг. В современном конкурсном праве этот недостаток устранен, так как здесь практикуется критерий неплатежеспособности.
  1. Неэффективность настоящего конкурсного права проявляется в запрете применения норм конкурсного права при наличии одного кредитора у неплатежеспособного должника. Считается достаточной мерой применение общего исполнительного производства, то есть удовлетворяются требования кредитора. Ликвидации неплатежеспособного должника как субъекта общественного кредита не происходит. В таких случаях целесообразнее применение норм конкурсного права – удовлетворены требования кредитора и выведен неплатежеспособный субъект кредитования. При этом конкурсное право подтверждает идею об удовлетворении требований кредиторов в качестве основной задачи конкурного права.

Нормы конкурсного производства таким образом предупреждают состояние неоплатности неплатежеспособного должника. Рассматриваются разные методы разрешения прав кредиторов. Современное положение о несостоятельности предполагает наличие не только конкурсного производства как исторической процедуры банкротства, но и процедур восстановления, так как цель системы состоит в функционировании, интеграции задач в части процедуры банкротства. Цели конкурсного права и восстановительные процедуры разные в исполнении в виду различия их основных задач.

Обязательно учитывается вид неплатежеспособности должника. Если должник юридическое лицо – ликвидация осуществляется путем устранения субъекта права. Если это предприниматель, то неплатежеспособность устраняется лишением статуса предпринимательства и временным лишением возможности деятельности на основе кредитования. Это подтверждено п. 1, 2 ст. 216 Закона о банкротстве. В качестве восстановительных процедур устранения неплатежеспособного должника есть осуществление методов восстановления платежеспособности субъекта, что говорит в пользу устранения неплатежеспособного должника из кредитных отношений как цели конкурсного права.

Изучая тему целей конкурсного права, необходимо установить круг лиц, вероятных несостоятельных, то есть неплатежеспособных должников. Действующим законодательством не предполагается несостоятельность казенных предприятий согласно ст. 65 ГК РФ. Это не совсем логично, ведь предприятие как коммерческая организация есть субъектом деятельности, основанной на авансированном капитале. Следовательно, оно способно претерпевать состояние неплатежеспособности, то есть извлечения из обращения авансированного капитала. Это неизменно ведет к невозможности платежей. При невозможности применения конкурсною права, невозвратная задолженность возрастает, как и ущерб общественному кредиту, даже несмотря на привлечении к субсидиарной ответственности абз. 3 п. 6 ст. 113 ГК РФ. Эта мера не вполне обеспечивает точность платежей предприятия кредиторам. В виду таких обстоятельств расширение круга неплатежеспособных должников в виде казенных предприятий будет совершенствовать законодательство о банкротстве.

Признание некоммерческих организаций несостоятельными представляет более сложный вопрос из-за того, что их деятельность не зависит от авансированного капитала и использования кредитов. Но согласно п. 5 ст. 50 ГК РФ они способны осуществлять доходную деятельность, что может предположить образование авансированного капитала и потребность в кредитовании с последующим применением к таким отношениям всех норм конкурсного права. Есть две возможности урегулирования – применение норм конкурсного права при проведении доходной деятельности или осуществление этой процедуры независимо от долговых обязательств. Второй вариант представляется более рациональным, так как в первом случае не может быть обеспечено единообразие относительно определения задолженности. Логично, что некоммерческие организации тоже могут входить в круг неплатежеспособных должников.

Неплатежеспособность граждан

Вопрос о признании неплатежеспособными должниками граждан, не являющихся предпринимателями, требует отдельного рассмотрения. Их особенность в том, что основная деятельность субъекта не зависит от общественных кредитов. Согласно общих правил этот факт исключает применение в данном случае конкурсного права на почве кредита. Неправильное понимание конкурсных положений о банкротстве граждан ведет к неверным положениям о банкротстве. Согласно Закона о банкротстве гражданин, признанный банкротом, не имеет права заключать договора по кредиту/займу без уведомления об этом. При повторном признании его банкротом за указанный период согласно заявлениям кредиторов по возбужденному делу о банкротстве освобождения от обязательств по кредиту не применяют, несмотря на наличие положительного аспекта конкурсного права.

Получается, что законодательно несостоятельность граждан принимается в качестве института освобождения от долговых обязательств, что не соответствует теории конкурсного права в целом. Это не только не защищает общественный кредит, а приносит ему вред. Тем не менее, вышеуказанное не значит, что к гражданам не может быть применен институт банкротства. Это возможно в случае, если они есть потребителя кредита, защищенного от неплатежеспособности институтом банкротства. На данный момент такие непредпринимательские кредиты разделены на 3 вида:

  • общественный кредит на основе денежных обязательств между физическими лицами;
  • коммунальное общественное кредитование;
  • банковский вид общественного кредита.

Применение института банкротства в силу обстоятельств возможно к потребителям банковского кредита. Целью института неплатежеспособности есть устранение неплатежеспособных граждан из сферы банковского кредита. Как следствие этого устранения есть погашение требований кредиторов. Однако, деятельность граждан не имеет в основании авансированного капитала, поэтому они могут быть неплатежеспособными должниками, а не неплатежеспособными лицами.

Вопросы ликвидируемых должников, то есть юридических лиц на гране ликвидации, не подлежат применению института конкурсного права в виду его бессмысленности, а лишь устанавливается его неоплатность, квалифицируемая с точки зрения права, как столкновения кредиторов, требующих разрешения. Оно может осуществляться такими способами:

  • посредством применения норм конкурсного права;
  • удовлетворением требований кредитор в несудебном порядке;
  • комбинированным подходом.

В первом случае осуществляется обращение в арбитражный суд о банкротстве юридического лица со всеми последствиями. Совершенствование законодательства о банкротстве при решении вопросов ликвидируемых должников целесообразнее комбинированным подходом. То же касается и отсутствующих должников. Но в отсутствии столкновения прав кредиторов ликвидация может осуществляться в административном порядке. Можно сделать вывод, что категория неплатежеспособный должник не совпадает с самим понятие неплатежеспособности. Кроме предпринимателей под понятие неплатежеспособный должник попадают неоплатные, ликвидируемые и отсутствующие должники.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector