Права лиц, участвующих в деле о банкротстве

Права лиц, участвующих в деле о банкротстве

Распределение бремени доказывания в спорах, отягощенных лицами, участвующими в деле о банкротстве

В современной экономике в эпоху повсеместной глобализации наиболее остро для государственного регулирования стоит вопрос о стабильности хозяйственного оборота и постоянстве экономических связей, при которых участники хозяйственных правоотношений со своей стороны реализуют свои права и исполняют обязанности перед государством и своими контрагентами добросовестно, получая, с другой стороны, государственную гарантию судебной защиты своего экономического интереса.

Так, действующий в настоящий момент Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) с момента его принятия в первоначальной редакции претерпел множество изменений. Стоит отметить, что первоначальная редакция статьи 10 Закона о банкротстве предоставляла механизм защиты прав кредиторов от недобросовестных действий контролирующих должника лиц, а также связанных с ними экономически заинтересованных лиц по сравнению со статьей 10 Федерального закона от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и разделом VI ранее действовавшего Закона РФ от 19.11.1992 № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий».

В частности, вопрос защиты прав кредиторов неоднократно поднимался в аспекте доктрины «снятия корпоративной вуали» с целью недопущения злоупотребления правами лицами, контролирующими деятельность должника, посредством применения положений статьи 10 Закона о банкротстве[1]. В рамках научной разработки данной доктрины неоднократно обсуждались вопросы и механизм защиты прав путем перераспределения бремени доказывания при рассмотрении дел судами.

Впоследствии, путем толкований статьи 10 Закона о банкротстве Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации, а также внесения новелл – глав III.1 и III.2 Закона о банкротстве, обеспечивающих более обширный инструментарий для защиты интересов кредиторов и должника, приняты меры по устранению пробелов законодательства, позволявших контролирующим должника лицам долгое время уклоняться от взыскания средств в пользу добросовестных кредиторов и осуществлять вывод активов, сохраняя хозяйствующее господство над имуществом должника.

В статье 8, в части 1 статьи 9 и в части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как и в положениях статей 12 и 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отражены конституционные принципы равноправия и состязательности сторон судебного разбирательства, закрепленные в пункте 3 статьи 12 Конституции Российской Федерации. Реализация данных принципов в отправлении правосудия, как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах, является основой рассмотрения споров вне зависимости от процессуального порядка судопроизводства.

Принцип равноправия участников процесса имеет свои изъятия, которые проистекают либо из объективных особенностей субъектов правоотношения и характера рассматриваемых споров, либо из конкретных обстоятельств с применением презумпций (статья 61 ГПК РФ, статья 70 АПК РФ).

Так, в частности, перераспределяется бремя доказывания правомерности и обоснованности принятого решения административным органом в силу части 1 статьи 65, части 3 статьи 189, части 5 статьи 200 АПК РФ, что проистекает из особенностей административно-властных правоотношений и правоспособности стороны, обладающей властными, публичными функциями.

Вместе с тем для установления объективной истины судом, вынесения правосудных решений существуют особенности в отдельных категориях споров. Необходимо выделить дела, отягощенные банкротным элементом, – это споры с участием на стороне истца или ответчика должника, а также лица, которое одновременно является лицом, участвующим в процессе или деле о несостоятельности (банкротстве).

Так, лица, поименованные в статьях 34 и 35 Закона о банкротстве, наделяются широким спектром процессуальных прав с целью участия в судебных процессах, в которых может быть принят судебный акт, влияющий на их права и обязанности. Кроме того, перечень указанных лиц не ограничивается положениями статей 34 и 35 Закона о банкротстве и подлежит толкованию исходя из конкретных обстоятельств обособленного спора или дела, рассматриваемого в общеисковом порядке. Так, наделяются правами участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве) те лица, в отношении которых в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к ответственности (пункт 1 статьи 61.15 Закона о банкротстве).

Особое положение среди участвующих в деле о банкротстве лиц занимают конкурсные кредиторы, а также уполномоченный орган. Статус конкурсных кредиторов имеет правовую природу, связанную с их имущественными правами и интересами, непосредственно зависимыми от конкурсной массы, то есть с возможностью удовлетворения предъявленных требований в наиболее полном размере и в наиболее короткий срок. При этом в данном аспекте стоит приравнивать и процессуальный интерес арбитражного управляющего, которому в силу положений статьи 20.3 Закона о банкротстве предписывается модель поведения добросовестной и разумной защиты прав и интересов как должника, так и кредиторов.

Статус перечисленных лиц в своей правовой природе происходит из института конкурсного оспаривания (actio Pauliana) в римском праве, который обеспечивал защиту имущественных прав кредиторов от злонамеренных действий должника, направленных на уменьшение конкурсной массы[2]. Институт actio Pauliana получил свое современное воплощение в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, но также повлиял и на осмысление бремени доказывания в иных положениях Закона о банкротстве, при которых могут быть нарушены имущественные права кредиторов. Проявление повышенного (квалифицированного) стандарта доказывания в спорах, осложненных банкротным элементом, подразумевает представление доказательств «вне разумных сомнений[3]».

Данный статус выражается в закрепленных за конкурсными кредиторами, равно как и за уполномоченным органом и арбитражным управляющим, процессуальных правах и гарантиях, которые позволяют защитить материально-правовой интерес от недобросовестного поведения третьих лиц в рамках процедур банкротства должника или в общем порядке. Указанная правовая позиция фактически разъяснена в пункте 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», согласно которому поименованные лица вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке судебный акт, которым нарушены их права и интересы.

Из изложенного разъяснения следует, что лица, ранее не участвовавшие в обособленном споре или споре, рассмотренном вне рамок дела о несостоятельности (банкротстве), приобретают процессуальные права участвовавшего в деле лица, в том числе право на обжалование. Следовательно, в рамках апелляционного или кассационного производства изменяется и стандарт оценки доказательств, устанавливаются дополнительные обстоятельства, которые не могли и не должны были быть исследованы судом первой инстанции по делу, рассмотренному по общим правилам судопроизводства.

На повышенный стандарт доказывания как необходимую меру правоприменения статей 9 и 65 АПК РФ неоднократно указывалось Высшим Арбитражным Судом и Верховным Судом Российской Федерации, как обеспечивающий баланс между отдельным лицом, претендующим на обеспечение своего имущественного интереса за счет должника, с одной стороны, и конкурсными кредиторами – с другой стороны.

Указанная позиция изложена в пункте 17 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018). В условиях банкротства должника и конкуренции его кредиторов возможны ситуации, когда отдельные лица инициируют судебный спор по мнимой задолженности с целью получения внешне безупречного судебного акта для включения в реестр требований кредиторов. Подобные споры характеризуются представлением минимально необходимого набора доказательств, пассивностью сторон при опровержении позиций друг друга, признанием сторонами обстоятельств дела или признанием ответчиком иска. В связи с тем, что интересы названных лиц и должника совпадают, их процессуальная деятельность направлена не на установление истины, а на иные цели. Принятыми по таким спорам судебными актами могут нарушаться права других кредиторов, имеющих противоположные интересы и, как следствие, реально противоположную процессуальную позицию.

При этом применительно к положениям части 5 статьи 49 АПК РФ устанавливается запрет на признание исковых требований как потенциально посягающих на права и законные интересы кредиторов должника, без проверки судом реальности правоотношений между должником и конкурирующим кредитором.

В своих разъяснениях Верховный Суд РФ исходит из объективной невозможности кредиторов, не принимавших участие в споре или в правоотношениях должника с контрагентами, представить достаточные доказательства, подтверждающие их доводы. Кредиторы, приводящие доводы об отсутствии фактических правоотношений или недобросовестности заинтересованного лица, должны лишь заявить доводы и представить прямые или косвенные доказательства, которые с разумной степенью достоверности позволили бы суду усомниться в достаточности и достоверности доказательств, представленных должником и имеющим с ним общий интерес кредитором.

При этом пристальное внимание уделяется не только письменным доказательствам и документам, но также и иным доказательствам, в том числе пояснениям работников, руководителей, учредителей, принимавших участие в деятельности должника, объяснения которых впоследствии соотносятся со всеми представленными в дело доказательствами[4].

Таким образом, бремя опровержения этих сомнений возлагается на лицо, претендующее на защиту материально-правового интереса. Данные положения могут выражаться в необходимости представления конкурирующим кредитором доказательств фактической возможности совершения сделки на основании имевшихся на момент исполнения обязательств активов, наличия финансовых возможностей, привлечения иных лиц для исполнения сделки с должником, материалов проведенного налогового контроля в отношении должника или кредитора (п. 13 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

На изложенную правовую позицию в отношении проверки обоснованности заявлений конкурсных кредиторов о включении в реестр требований кредиторов должника обращалось внимание в пункте 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Целью такой проверки является недопущение включения в реестр необоснованных требований или исключение возможности вывода активов должника из конкурсной массы, что в ситуации недостаточности имущества должника приводило бы к нарушению прав и законных интересов кредиторов, конкурирующих между собой за получение удовлетворения требований, а также должника и его учредителей (участников).

С учетом позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», справедливость условия договора подлежит оценке в совокупности с иными условиями и с учетом всех обстоятельств дела (например, при наличии иных договоров между сторонами – с учетом возможного наличия в них «компенсирующих» условий)[5]. Данный правовой подход к оспариваемым сделкам с участием должника применим и к действиям (бездействию) руководителя должника и устанавливает для суда необходимость выявления всех обстоятельств спорных правоотношений в их совокупности и наступления негативных последствий для должника и его кредиторов. Следовательно, разрешение спора осуществляется путем системного подхода к спорным правоотношениям и без отрыва от обстоятельств деятельности должника, иных правоотношений с кредиторами.

Таким образом, при отправлении правосудия суд оказывает в силу пункта 3 статьи 9 АПК РФ содействие в реализации прав лицам, обладающим статусом кредиторов, как не принимавшим участие в спорных правоотношениях и в силу объективных причин лишенных возможности предоставления доказательств в обоснование сомнений о действительности правоотношений должника и его контрагента.

РУСЛАН РЮМИН, ПОМОЩНИК СУДЬИ ШЕСТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 09 (203) дата выхода от 23.09.2019.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

[1] Спирина Т.А. «Снятие корпоративной вуали» через механизм привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве/Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. № 1 (23). С. 211-218.

[2] Томосов А.А. «Actio Pauliana как способ защиты прав кредиторов». Защита гражданских прав: избранные аспекты: сборник статей/Ю.Н. Алферова, Ю.В. Байгушева, Ю.В. Виниченко и др.; рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2017. 432 с.

[3] Подольский Ю.Д. Доказывание в обособленных спорах // Евразийская адвокатура. 2018. № 3 (34). С. 60-64.

[4] Подольский Ю.Д. Доказывание в обособленных спорах // Евразийская адвокатура. 2018. № 3 (34). С. 60-64.

[5] Савельев А.И. «Договор присоединения как специальный механизм контроля над справедливостью финансовых сделок в России: упущенные возможности и перспективы». Частное право и финансовый рынок: сборник статей/Л.С. Балеевских, М.Л. Башкатов, В.А. Белов и др.; отв. ред. М.Л. Башкатов. М.: Статут, 2014. Вып. 2. 543 с.

Когда допустимо непосредственное участие сторон корпоративного конфликта в банкротстве

Когда допустимо непосредственное участие сторон корпоративного конфликта в банкротстве

Юрист по банкротству Ксения Малмыгина подготовила развернутый комментарий к Определению СКЭС ВС РФ от 19.10.2020 N 305-ЭС20-4610(2) по делу N А40-218142/2018. Речь идет о правовой допустимости бывшего участника на непосредственное участие в деле о банкротстве.

Как и во многих сложных ситуациях, в корпоративном конфликте банкротство компании становится последним рубежом противостояния сторон, и задача права в этом случае – предоставить необходимые инструменты для отстаивания законных интересов участников конфликта.

Так, банкротство компании с выводом ликвидных активов в результате проведения конкурсной процедуры или в процессе подготовки к ней может стать решающим ходом, результат которого определит исход корпоративного конфликта. Опуская вопрос об эффективности гражданско-правового регулирования и правоприменения в области разрешения корпоративных конфликтов, обратимся к тому, каким образом сторона такого конфликта может избежать проигрыша еще на этапе допуска к участию в деле о банкротстве.

Недавно в деле о банкротстве ООО «Белкофорте» (дело № А40-218142/2018) бывший участник, претендующий на выплату действительной стоимости доли в 99,999% уставного капитала, едва не оказался полностью лишен возможности продолжить участие в деле о банкротстве.

Дело в том, что за две недели до рассмотрения в Верховном Суде жалобы бывшего участника должника (ООО «КС-Траст») на судебные акты о включении одного из кредиторов, суд апелляционной инстанции отменил определение о признании требования самого ООО «КС-Траст» о выплате действительной стоимости доли в размере 1 903 599 592,79 рублей обоснованным, и в удовлетворении требования отказал.

К счастью, тройка под председательством судьи Букиной, получив прямо в заседании ходатайство о прекращении производства по жалобе в связи с отсутствием у ООО «КС-Траст» статуса участника дела о банкротстве, не растерялась. Отметив наличие корпоративного конфликта, было констатировано наличие у бывшего участника набора правомочий по участию в деле о банкротстве, аналогичный статусу представителя участников должника.

При этом суд не просто сослался на ранее сформированные позиции высших судебных инстанций по схожим вопросам, но и предпринял попытку привести эти позиции к единому знаменателю, в роли которого выступает категория правового интереса участника (бывшего) участника должника.

Абзац 4 пункта 1 статьи 35 Закона о банкротстве предусматривает участие в деле о банкротстве участников должника лишь через избираемого ими представителя учредителей должника.

С учетом изложенной в рассматриваемом Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 19.10.2020 № 305-ЭС20-4610(2) по делу № А40-218142/2018 (далее – Определение №305-ЭС20-4610(2)) позиции цель введения нормы о выборе представителя участников определяется не только как «предотвращение несогласованного участия большого количества участников должника, обладающих относительно небольшими долями», как ранее указывал ВАС РФ в Постановлении Президиума от 18.02.2014 N 8457/13 по делу № А45-22511/2011 (далее — Постановление №8457/13), но и как предоставление участникам должника возможности реализовывать «общий интерес, заключающийся, в первую очередь, в сохранении конкурсной массы, недопущении в реестр мнимых требований с тем, чтобы впоследствии иметь возможность получить ликвидационную квоту в случае достаточности имущества (пункт 8 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 148 Закона о банкротстве)».

Реализации общего интереса участников, способных договориться о кандидатуре представителя, противопоставлена ситуация корпоративного конфликта, который затрудняет выбор представителя участников (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.06.2016 по делу № 304-ЭС15-20105, А02-1538/2014, далее – Определение №304-ЭС15-20105), причем не в силу самого своего существования, а по причине разнонаправленности интересов сторон конфликта.

Наконец, самостоятельные участники должника в ситуации корпоративного конфликта наделяются правом участвовать в деле о банкротстве не столько потому, что отсутствуют условия недопустимости их участия (Постановление №8457/13), или потому что отсутствие статуса представителя участников при невозможности его избрания не должно препятствовать реализации права на судебную защиту (Определение №304-ЭС15-20105), а в силу наличия правового интереса в получении ликвидационной квоты, будь то интерес участников либо бывших участников должника, претендующих на выплату действительной стоимости доли.

Следуя этому признаку правового интереса в получении ликвидационной квоты, Верховный Суд определяет в качестве основания участия таких лиц в деле о банкротстве положения абзаца четвертого пункта 1 статьи 35 и пункта 3 статьи 126 Закона о банкротстве.

Таким образом, Верховным Судом сформирована позиция о том, что критерием для предоставления лицу права на участие в деле о банкротстве является наличие у него правового интереса, который в рассматриваемом деле был связан с требованием о выплате стоимости доли.

В этом смысле полагаем, что категория «правового интереса» может быть использована и в будущем в качестве критерия для предоставления лицу, прямо не поименованному в Законе о банкротстве, права на участие в деле.

Вторым важным аспектом Определения №305-ЭС20-4610(2) стал адресованный нижестоящим судам призыв Верховного Суда не игнорировать стороны, которые ссылаются на наличие корпоративного конфликта и непременно давать оценку основанным на этом обстоятельстве доводам и возражениям.

Показательно, что несмотря на активное участие ООО «КС-Траст» в различных обособленных спорах с заявлением доводов о мнимости сделок и злоупотреблении правом, проистекающих из корпоративного конфликта в компании, ссылка на конфликт (кроме рассматриваемого определения Верховного Суда) имеется лишь в решении об открытии конкурсного производства, да и в нем указано лишь, что соответствующие доводы не нашли своего подтверждения.

На первый взгляд непримечательное определение, исправляющее ординарную судебную ошибку и подтверждающее право бывшего участника на непосредственное участие в деле о банкротстве, способно послужить важным шагом к вписыванию новых фигур в сложную систему норм законодательства о банкротстве и попыткой углубить исследование судами такой радикальной формы злоупотребления при корпоративном конфликте, как увод компании в банкротство.

Действующие лица в банкротстве: просто о сложном

Мы продолжаем цикл публикаций по популяризации банкротства, и разъяснении его тонкостей простым человеческим языком. Сегодня предлагается поговорить о действующих лицах в процедуре банкротства, их правах, обязанностях и возможностях.

Действующие лица в банкротстве

В деле о банкротстве я бы выделил следующих действующих лиц:

  • Должник
  • Арбитражный управляющий
  • Собрание кредиторов
  • Арбитражный суд
  • Кредиторы
  • Государственный орган, уполномоченный представлять интересы государства в деле о банкротстве (ФНС)
  • Руководитель юридического лица
  • Акционеры, участники
  • Саморегулируемая организация арбитражных управляющих (СРО).
  • Иные лица: работники, Росреестр, иногда прокуратура и даже ФСБ. Также сюда относятся другие лица, чьи интересы затрагивает процедура.

Среди всех участвующих лиц я бы отдельно выделил три так называемые «ветви власти» — лиц, от которых сильно зависит результат процедуры банкротства. Это арбитражный управляющий, собрание кредиторов и арбитражный суд. Остановимся на них подробнее.

Три «ветви власти» в банкротстве

Арбитражный управляющий — лицо, назначенное судом для проведения процедуры банкротства. Одна из ключевых фигур в деле о банкротстве, некий аналог исполнительной ветви власти.

На разных стадиях дела о банкротстве арбитражного управляющего называют по-разному: временным, административным, внешним или конкурсным управляющим. А с принятием закона о банкротстве физических лиц появилось еще одно название — финансовый управляющий.

Более подробно о терминологии мы поговорим при рассмотрении соответствующих процедур банкротства.

Арбитражный управляющий:

— получает всю информацию о должнике от его директора, контрагентов, банков, ФНС, государственных органов и т.д.;

— изучает и анализирует деятельность компании за три предшествующих банкротству года;

— проводит анализ сделок, выявляет и оспаривает сомнительные сделки;

— находит (или не находит) основания для привлечения руководителей и владельцев к уголовной ответственности. Например, за преднамеренное банкротство, причинение ущерба кредиторам;

— подготавливает и подает заявления о возбуждении уголовных дел;

— занимается продажей имущества должника;

— решает множество других принципиальных вопросов.

Полномочия арбитражного управляющего огромны. Более подробно на его инструментарии мы остановимся в следующих публикациях.

Закон говорит о том, что при проведении процедур банкротства арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. То есть он должен быть максимально нейтральным. Но в реальности арбитражный управляющий так или иначе будет проявлять большую заинтересованность по отношению к тому, кто является инициатором. Многие юристы даже считают, что лояльный арбитражный управляющий — гарантия успеха, а нелояльный — поражение.

На самом деле, истина где-то посередине. Кроме арбитражного управляющего в процедуре банкротства есть и другие «органы управления». Не стоит проявлять излишнюю самоуверенность и считать, что «свой» арбитражный управляющий избавит от всех проблем. Хотя, конечно, это огромное стратегическое преимущество.

С этой точки зрения очень показательна практика судебных разбирательств. Если проанализировать рассмотренные судами дела, то можно обнаружить, что в подавляющем числе случаев привлечение руководителя или владельцев к ответственности (уголовной или субсидиарной, по долгам компании) состоялось в тех процедурах банкротства, где арбитражный управляющий был избран кредиторами. То есть изначально его цели были кардинально противоположными целям руководства компании.

Как сделать так, чтобы арбитражный управляющий был лоялен по отношению к вам и разделял ваши цели? Об этом — в других, «практических» статьях данного цикла.

Читайте также  Реализация имущества при банкротстве физического

Собрание кредиторов —специальный орган, отстаивающий интересы кредиторов во взаимоотношениях с должником, арбитражным управляющим и другими лицами. Это своего рода «законодательная власть» в деле о банкротстве, ведь именно в исключительной компетенции собрания кредиторов находятся важнейшие решения: выбор арбитражного управляющего (в ряде случаев), принятие решения о переходе на какую-либо процедуру в деле о банкротстве, утверждение порядка продажи имущества должника и многие другие вопросы. Далее мы обсудим подробнее порядок формирования и проведения собрания кредиторов, его компетенцию и другие важнейшие вопросы. Пока лишь замечу, что собрание кредиторов способно сильно облегчить или значительно осложнить жизнь конкурсному управляющему.

Арбитражный суд — это уже судебная власть в прямом, не переносном, смысле. Все дела о банкротстве рассматриваются арбитражными судами по месту нахождения должника (юридического лица) или по месту жительства должника–гражданина. Арбитражный суд принимает заявление о банкротстве к производству, рассматривает его обоснованность и вводит соответствующую процедуру. Все дело о банкротстве проходит под контролем арбитражного суда. Все важнейшие решения утверждаются судьей.

Образно говоря, в деле о банкротстве есть три ветви власти:

    Судебная власть в лице Арбитражного суда.

Теоретически все эти ветви власти независимы и не оказывают прямого влияния друг на друга. В реальности, естественно, все гораздо сложнее.

Другие участники дела о банкротстве

Давайте рассмотрим и других участников дела о банкротстве:

Должник — лицо, неспособное удовлетворить требования кредиторов. Наиболее типичные ситуации:

    Доначислены огромные налоги по итогам налоговой проверки.

В рамках данной статьи мы будем говорить о юридических лицах. Банкротство физических лиц затронем очень кратко, оно заслуживает отдельного обсуждения.

Кредитор — лицо, которому должник должен вернуть денежные средства.

Комитет кредиторов — кредиторами для удобства или для достижения иных целей может избираться комитет кредиторов. Например, из 40 кредиторов путем голосования можно выбрать 10 человек, которые будут представлять общие интересы в дальнейшем. Это право становится обязанностью, если кредиторов более 50, в этом случае выбор комитета обязателен.

Как происходит выбор комитета?

    Собрание решает, сколько будет человек в комитете (по закону не менее 3 и не более 11 человек).

Комитет кредиторов вправе требовать от арбитражного управляющего созыва собрания кредиторов, предоставления информации о ходе процедур банкротства. Комитет вправе обжаловать его действия и требовать отстранения в случае нарушения управляющим законодательства. Кроме того, комитет кредиторов вправе принимать решения и по другим вопросам, на решение которых его уполномочило собрание кредиторов.

Если у определенного кредитора есть преимущество в голосах, он создает комитет кредиторов, в который входят только «нужные» люди. В этом случае нужные решения принимать гораздо проще. Не нужно выносить их на собрание кредиторов.

Уполномоченный орган — государственный орган, который уполномочен представлять интересы государства в делах о банкротстве. Этим органом является Федеральная налоговая служба (ФНС).

По своему статусу ФНС почти не отличается от других кредиторов — она также может инициировать процедуру банкротства и участвовать на собрании кредиторов наравне со всеми.

Конечно, не стоит забывать, что ФНС является самым крупным кредитором в нашей стране и обладает огромным опытом в делах о банкротстве. Но, одновременно с этим, действия ФНС часто являются шаблонными и предсказуемыми.

Саморегулируемая организация арбитражных управляющих (СРО) — некоммерческая организация, членами которой являются арбитражные управляющие.

Цель СРО — регулирование и стандартизация деятельности арбитражных управляющих.

На сегодня в России действует более 50 СРО, членами которых являются более 9 000 арбитражных управляющих.

Члены СРО отвечают друг за друга. Каждый вносит определенную сумму в компенсационный фонд СРО. Это деньги, которыми гасятся убытки, причиненные тем или иным арбитражным управляющим.

При подаче заявления о банкротстве часто указывается именно СРО, а не конкретная кандидатура арбитражного управляющего. В этом случае саморегулируемая организация самостоятельно выбирает подходящего арбитражного управляющего среди своих членов.

Руководитель, акционеры или участники обществ — их полномочия сильно отличаются на различных стадиях банкротства. На некоторых стадиях руководитель и собственники сохраняют свои полномочия с некоторыми ограничениями. А на других стадиях происходит полное отстраняются от управления обществом с передачей полномочий арбитражному управляющему и собранию кредиторов (более подробно об этом мы поговорим в следующих статьях) . Кроме того, руководитель и владельцы компании могут быть привлечены к субсидиарной ответственности как контролирующие должника лица.

Иные лица. В процедуре банкротства могут участвовать и многие другие лица, чьи интересы ею затронуты.

Сотрудники компании могут включиться в реестр требований кредиторов, но не имеют права голоса на собраниях.

Работники Росреестра могут присутствовать на собраниях кредиторов для контроля деятельности арбитражного управляющего. Росреестр может оштрафовать или дисквалифицировать его.

Статья 35. Лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве

1. В арбитражном процессе по делу о банкротстве участвуют:

представитель работников должника;

представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия;

представитель учредителей (участников) должника;

представитель собрания кредиторов или представитель комитета кредиторов;

представитель федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности в случае, если исполнение полномочий арбитражного управляющего связано с доступом к сведениям, составляющим государственную тайну;

уполномоченные на представление в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, интересов субъектов Российской Федерации, муниципальных образований соответственно органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления по месту нахождения должника;

иные лица в случаях, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.

2. В арбитражном процессе по делу о банкротстве вправе участвовать:

саморегулируемая организация арбитражных управляющих, которая представляет кандидатуры арбитражных управляющих для утверждения их в деле о банкротстве или член которой утвержден арбитражным управляющим в деле о банкротстве, при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением, освобождением, отстранением арбитражных управляющих, а также жалоб на действия арбитражных управляющих;

орган по контролю (надзору) при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением арбитражных управляющих;

кредиторы по текущим платежам при рассмотрении вопросов, связанных с нарушением прав кредиторов по текущим платежам.

3. Указанные в пункте 2 настоящей статьи лица имеют право знакомиться с материалами дела о банкротстве, делать выписки из них, снимать с них копии.

4. Лица, участвующие в процессе по делу о банкротстве, вправе представлять в арбитражный суд предусмотренные настоящим Федеральным законом документы в электронной форме, заполнять формы документов, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в порядке, установленном в пределах своих полномочий Верховным Судом Российской Федерации.

Судебная практика и законодательство — 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве). Статья 35. Лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.А. Арбузова утверждает, что положения статьи 31 и пункта 1 статьи 55 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», воспроизведенные в Федеральном законе от 26 октября 2002 года «О несостоятельности (банкротстве)», не позволяющие ей как работнику предприятия-должника непосредственно участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве и, следовательно, реализовывать права, принадлежащие лицам, участвующим в арбитражном процессе, в том числе обжаловать действия арбитражного управляющего, нарушают ее право на судебную защиту, гарантированное статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

9.2. Представитель работников должника участвует в арбитражном процессе по делу о банкротстве организации, других проводимых в связи с банкротством мероприятиях в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ и другими нормативными актами. Руководитель организации совместно с профкомом предприятия организует проведение собрания (конференции) работников, на котором определяется представитель работников.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», относя представителя учредителей (участников) должника к лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве, устанавливает, что представителем учредителей (участников) должника является председатель совета директоров (наблюдательного совета) или иного аналогичного коллегиального органа управления должника, либо лицо, избранное советом директоров (наблюдательным советом) или иным аналогичным коллегиальным органом управления должника, либо лицо, избранное учредителями (участниками) должника для представления их законных интересов при проведении процедур банкротства (статьи 2 и 35).

Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» учредители (участники) должника не отнесены ни к лицам, участвующим в деле о банкротстве (статья 34), ни к лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве (статья 35), и, таким образом, не наделены самостоятельными полномочиями по реализации прав, принадлежащих указанным лицам. Это, однако, не препятствует учредителям (участникам) должника в реализации своих прав через представителя, который является лицом, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве, и, кроме того, в соответствии с пунктом 3 статьи 126 названного Федерального закона в ходе конкурсного производства обладает правами лиц, участвующих в деле о банкротстве.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector