Невозврат долгов — мошенничество (статья 159 УК РФ)

Невозврат долгов — мошенничество (статья 159 УК РФ)

Невозврат долгов — мошенничество (статья 159 УК РФ)

УК РФ Статья 159. Мошенничество

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Перспективы и риски споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 159 УК РФ

О выявлении конституционно-правового смысла ч. 1 ст. 159 см. Постановление КС РФ от 04.03.2021 N 5-П.

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

О выявлении конституционно-правового смысла ч. 3 ст. 159 см. Постановление КС РФ от 22.07.2020 N 38-П.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 29.11.2012 N 207-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, —

(в ред. Федерального закона от 29.11.2012 N 207-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

(часть 5 введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

(часть 6 введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

(часть 7 введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)

Примечания. 1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой — седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Когда неисполнение обязательства является мошенничеством

Мошенничество, совершаемое, как следует из формулировки ст.159 УК РФ, с использованием обмана или злоупотребления доверием, тесно связано с гражданско-правовыми отношениями. В некоторых ситуациях, особенно по делам о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности, уголовную и гражданско-правовую сферы отношений практически невозможно разграничить. Решение арбитражного суда будет иметь доказательственную силу при расследовании уголовного дела, приговор суда может быть главным доказательством при последующем возмещении вреда, причиненного преступлением.

Однако далеко не всякое нарушение договорного обязательства признается мошенничеством. В п.4 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 30.11.2017 №48 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате” указано, что действия лица квалифицируются как мошенничество только в случаях, если лицо умысел на неисполнение обязательств либо присвоение чужого имущества заранее, то есть до возникновения обязательства.

В связи с этим возникают определенные сложности: умысел лица, его мысли достаточно сложно доказывать. Зачастую доказывание умысла строится на внешних признаках деяния, косвенно подтверждающих намерение лица обманным путем завладеть чужим имуществом или денежными средствами. Типовые внешние признаки, на основании которых суд может сделать вывод о преступном умысле лица, долгое время разрабатывались судебной практикой. Так, о наличии умысла могло свидетельствовать заведомое отсутствие у виновных реальной возможности исполнения обязательств, подделка документов, ведение дел через “фирм-однодневки”, невозврат задолженности по требованиям потерпевших (Определение Верховного суда РФ от 15.09.2009 по делу № 48-009-81). Впоследствии эти признаки были закреплены в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 30.11.2017 №48, но были добавлены: сокрытие лицом информации о наличии задолженностей и обременения имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора. Список является неисчерпывающим.

Однако даже наличие этих формальных признаков не свидетельствует о том, что лицо совершило мошенничество. Так, если была реально исполнена значительная часть договорных обязательств, действия лица квалифицируются только как нарушение гражданско-правовых обязательств (приговор Ковровского городского суда Владимирской области от 10.01.2013 № 1-2013-11).

С мошенничеством тесно связан и другой состав преступления — самоуправство (ст.330 УК РФ). Им признается причинение ущерба путем осуществления действительного или предполагаемого права. В этом случае лицо также имеет корыстный умысел, однако на изъятие или распоряжение имуществом у него есть какие-либо законные основания. Так как основания завладения имуществом существовали, самоуправство не признается хищением, как мошенничество и кража. Самоуправство посягает не на собственность, а на порядок управления.

Самоуправство также отличается от мошенничества тем, что умысел на присвоение имущества возникает уже после появления реальных или предполагаемых оснований для присвоение этого имущества.

В качестве примером самоуправства можно привести самовольное распоряжение заложенным имуществом, если в силу закона обращение взыскания на это имущество производится в судебном порядке (п.26 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 30.11.2017 №48) или самовольное изъятие автомобиля другого лица за то, что оно сожгло автомобиль виновного и др. (Апелляционное определение Верховного суда РФ от 14.01.2020 № 19-АПУ 19-16).

В любом случае, при рассмотрении дела суд должен выяснить, имело ли лицо корыстный умысел и какое-либо законное основание присвоить чужое имущество. Если действия лица были ошибочно квалифицированы как мошенничество, уголовное дело подлежит возврату прокурору (Апелляционное постановление Московского городского суда от 24.06.2019).

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Практика применения ст.159 УК РФ в 2021 году в отношении предпринимателей

Практика применения ст.159 УК РФ в 2021 году в отношении предпринимателей

Мошенничество продолжает оставаться «любимой» статьей правоохранителей, поскольку ее формулировка позволяет объявить преступлением фактически любую сделку и даже банальное неисполнение условий контракта. В первом полугодии 2021 года, по данным Генпрокуратуры, было зарегистрировано 194,8 тысяч случаев мошенничества: прирост, по сравнению с аналогичным периодом 2020 года, составил 6 тысяч.

Давление на предпринимателей с каждый годом возрастает. Об этом свидетельствуют, в частности, участившиеся случаи обращения бизнесменов к уполномоченному по защите прав предпринимателей с жалобами на незаконное уголовное преследование. Например, если в 2015 году таких обращений было чуть менее 2 000, то в 2020 году уже более 10 000. Причем более половины предпринимателей, обратившихся в связи с уголовным преследованием, привлекались к ответственности именно за мошенничество. Такая информация содержится в докладе бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

В большинстве случаев причиной возбуждения уголовных дел явились конфликты с другими предпринимателями, а также личные интересы сотрудников правоохранительных органов.

Рассмотрим несколько интересных уголовных дел, имевших широкий общественный резонанс в 2021 году.

В октябре текущего года в Саратовском областном суде рассматривалось апелляционное представление прокуратуры на оправдательный приговор, вынесенный в отношении экс-депутата областной думы и директора АО «Автокомбинат-2» Андрея Беликова. Он обвинялся в мошенничестве в особо крупном размере и коммерческом подкупе (ч.4 ст.159 УК РФ, ч.8 ст.204 УК РФ).

По версии следствия, в период с 2014 по 2018 годы Беликов обманным путем получил 7 млн рублей в счет возмещения затрат на перевозку льготных пассажиров. Также следствие считало, что обвиняемый за 5 млн рублей незаконно предоставил доступ нескольким индивидуальным предпринимателям к осуществлению пассажирских перевозок.

Суд первой инстанции счел, что инкриминируемые Беликову деяния носят гражданско-правовой характер, соответственно потерпевшая сторона должна была разрешать конфликт в порядке арбитражного судопроизводства. Областной суд согласился с этими доводами, оставив в силе оправдательный приговор с правом на реабилитацию.

И еще один пример вынесения оправдательного приговора.

В 2017 году в отношении Павла Чернявского – управляющего сибирским филиалом банка «Пушкино» — было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества и легализации денежных средств, добытых преступным путем. По версии следствия, Чернявский, являвшийся руководителем компании «ИнвестСтрой», помог юридическому лицу получить кредит в банке «Пушкино» для строительства многоэтажного здания. Однако кредитные средства в размере 252 миллиона рублей были потрачены на иные цели.

Ввиду того, что заявитель, на показаниях которого и строилось все обвинение, отказался от первоначальных показаниях, обличающих подсудимого, Железнодорожный районный суд Новосибирска вынес оправдательный приговор с правом на реабилитацию. Тем не менее, Павел Чернявский провел под стражей около 3 лет.

Конечно, рассмотренные выше два дела с оправдательными приговорами – это, скорее, исключение, чем правило. В большинстве случаев суды встают на сторону обвинения и выносят обвинительные приговоры.

В августе текущего года Муромский городской суд вынес обвинительный приговор в отношении предпринимателя, обвиняемого в мошенничестве. Согласно материалам дела, бизнесмен попросил своих сотрудников оформить кредиты и передать деньги ему якобы для пополнения оборотных средств. Всего работники оформили кредитов на сумму более 6 млн рублей.

Первое время бизнесмен вносил платежи по кредитам, затем из-за финансового кризиса перестал это делать. Суд признал мужчину виновным в мошенничестве и приговорил его к 5 годам колонии общего режима. Кроме того, предприниматель должен возместить потерпевшим причиненный ущерб.

Весьма показательным примером привлечения предпринимателя к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ за нарушение условий сделки является уголовное дело в отношении известного застройщика г. Сочи Шапранова В.И.

В Адлерском районном суде г. Сочи второй год слушается уголовное дело в отношении директора ООО «ЮСИК», который по договорам между организацией и потерпевшими получил от последних денежные средства. Организация исполнила свои обязательства перед дольщиками, построила жилой дом, за потерпевшими зарегистрировано право собственности на жилые помещения. Однако по формальным причинам застройщик не смог своевременно подключить дом к коммуникациям, что привело к возбуждению в отношении него уголовного дела по ст. 159 УК РФ. Вызывает удивление позиция потерпевших, поддержанная следствием, при которой они получили жилье, хоть и не подключённое к коммуникациям, но требуют с Шапранова выплаты им денежных средств в полном объёме. То есть и квартиры получили, и деньги желают вернуть. Сам Шапранов, находящийся третий год под стражей, тем временем инициировал проведение всех необходимых процедур для подключения дома к коммуникациям. Следует также отметить, что все инкриминируемые обвиняемому эпизоды в отношении дольщиков совершены в период действия ст. 159.4 УК РФ, что не учитывается стороной обвинения по понятным причинам: сроки давности привлечения к уголовной ответственности в случае переквалификации истекли и подсудимого придётся освободить от ответственности.

Довольно часто уголовные дела, возбужденные в отношении предпринимателей, не доходят до суда. Вот один такой пример.

Один из подмосковных застройщиков приобрел участок в округе Истра за 500 млн рублей. Данную сумму необходимо было выплатить поэтапно. Однако между участниками сделки возник спор, покупатель и продавец не исполнили своих обязательств. Уголовное дело в отношении руководителя строительной фирмы возбуждено в 2018 году, однако после вмешательства уполномоченного по защите прав предпринимателей в Подмосковье и прокуратуры Московской области оно было прекращено ввиду отсутствия состава преступления.

Компетентными органами был установлен факт безосновательного перевода гражданско-правовых отношений в правовую плоскость, а также препятствование осуществлению предпринимательской деятельности.

Пытаясь привлечь предпринимателей к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ следственные органы идут на сознательные нарушения. Проблемы для обвиняемых по ст. 159 УК РФ предпринимателей начинаются уже при возбуждении уголовного дела. Зачастую, даже при подтверждении факта совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности следователи безапелляционно утверждают обратное, привлекают предпринимателей по чч. 1-4 ст. 159 УК РФ, чтобы обойти норму закона о запрете на заключение под стражу предпринимателей. Также достаточно часто как мошенничество трактуются любые действия, совершенные путём обмана, даже в отсутствие признаков хищения, например безвозмездности изъятия. Известны практике и случаи привлечения бизнесменов к ответственности по ст. 159 УК РФ при том, что в действиях обвиняемых имеются признаки иных, менее тяжких составов преступлений (например, налоговых преступлений или иных преступлений в сфере экономической деятельности).

По-прежнему большой проблемой при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел в отношении предпринимателей по ст. 159 УК РФ остаются длительные сроки следствия и рассмотрения дел в судах. Даже при относительной простоте дела сроки следствия в среднем составляют около одного года, а судебного рассмотрения – и того больше. При этом обвиняемый все это время находится под стражей или, если ему «повезло» — под домашним арестом.

Следует отметить, что за последние 10 лет практика назначения наказания по ст. 159 УК РФ претерпела кардинальные изменения, если ранее возмещение ущерба и признание вины фактически гарантировали назначение условного срока, то сейчас даже при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве шансы назначения условного наказания по ч. 4 ст. 159 УК РФ невелики (исключение составляют отдельные регионы, например Республика Крым).

Из всего вышесказанного следует один простой вывод: несмотря на все предпринимаемые меры в виде либерализации уголовно-процессуального законодательства, в отношении предпринимателей продолжают активно возбуждаться уголовные дела по ст.159 УК РФ. Причем многие из них изначально не имеют судебной перспективы ввиду отсутствия признаков какого-либо преступления. Тем не менее, даже в этом случае предприниматель вынужден испытывать серьезные негативные последствия в виде помещения в СИЗО, обысков и фактической невозможности осуществлять дальнейшую коммерческую деятельность.

Поэтому очень важно с самого начала заручиться поддержкой грамотного адвоката по мошенничеству, который окажет необходимую помощь как на стадии предварительного расследования, так и в суде. Специалист может добиться прекращения уголовного преследования/дела, вынесения оправдательного приговора или назначения наиболее мягкого наказания: конечные результаты зависят от обстоятельств дела. Не следует ждать возбуждения уголовного дела: при наличии финансовой возможности к адвокату следует обратиться сразу же после получения запроса о предоставлении документов или вызове на опрос (отдельные предприниматели заключают соглашения даже при отсутствии какой-либо проблемы, страхуясь на будущее).

Как это работает: семь видов мошенничества в разъяснениях Пленума ВС

Современные виды мошенничества могут вызвать немало вопросов у судов, которые разбирают уголовные дела. Расплатиться чужой кредиткой в магазине – это мошенничество или кража? А если снять с нее деньги в банкомате или использовать карту вместе с похищенным конвертом с ПИН-кодом? Как выглядит мошенничество с социальными выплатами и какие дотации к ним не относятся? Какие особенности есть у хищения безналичных денег? И почему хищение денег через поддельные благотворительные сайты не относится к мошенничеству в сфере компьютерной информации? На эти и другие вопросы ответил Пленум Верховного суда в постановлении, принятом 30 ноября 2017 года.

1. Мошенничество – хищение путем обмана или злоупотребления доверием. А что такое обман и злоупотребление доверием?

Обман – это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение. К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п. А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

Злоупотребление доверием – это его использование с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. Например, человек получил кредит в банке или аванс за работы или услуги.

2. Когда мошенничество считается законченным?

В тот момент, когда преступник или другие люди завладели имуществом и получили реальную возможность пользоваться и распоряжаться им.

Если мошенник получил право на чужое имущество (например, убедил оформить на себя недвижимость или ценную бумагу), преступление считается оконченным с момента регистрации или другого решения уполномоченного органа.

3. Какие особенности есть у хищения безналичных денег?

Они точно такой же объект посягательства, как и наличные средства, но с некоторыми юридическими отличиями. В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник. Главное, что потерпевшему причинен ущерб, а куда ушли электронные деньги – неважно. К тому же часто их путь сложно отследить, как показывает судебная практика.

Место окончания преступления определяют по адресу банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет или велся учет электронных денег. Это поможет определить, к территории какого суда относится преступление.

4. Сколько есть разных видов мошенничества и зачем нужно такое разделение?

Кроме «простого» мошенничества (ч. 1–4 ст. 159 УК), есть мошенничество в предпринимательстве (ч. 5–7 ст. 159 УК), в сфере кредитования (159.1), при получении выплат (159.2), с использованием платежных карт (159.3), в сфере страхования (159.5), в сфере компьютерной информации (159.6). При таком условном разделении их получается семь.

Читайте также  Исковое заявление об изменении способа взыскания

Он служит для дифференциации наказания в зависимости от общественной опасности преступления. Например, за «простое» мошенничество без отягчающих обстоятельств можно получить до двух лет лишения свободы, а аналогичное мошенничество с кредитами или страховыми выплатами грозит максимум четырьмя месяцами ареста.

5. А что такое мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК)?

Это действия заемщика, который от своего лица или от лица своей фирмы сообщил банку заведомо ложные или недостоверные сведения, чтобы получить кредит и не отдавать его. Эта неверная информация должна касаться условий, на которых банк выдает кредит (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии, наличии кредиторской задолженности, предмете залога).

Чаще случается, что предприниматель или директор фирмы подают неверную отчетность, просто чтобы получить кредит или льготные условия кредитования. При этом они планируют отдавать деньги банку. Это не является мошенничеством. Но если такой обман причинил ему крупный ущерб (2,25 млн руб.), то бизнесмену или менеджеру грозит ответственность по ч. 1 ст. 176 УК («Незаконное получение кредита»).

6. Как выглядит мошенничество с социальными выплатами (ст. 159.2 УК)?

Это предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги. Например, неверной информации о личности получателя, об инвалидности, наличии детей или иждивенцев, участии в боевых действиях, невозможности устроиться на работу.

Умолчание тоже могут назвать преступлением в том случае, когда человек потерял право на выплаты (например, ему дали другую группу инвалидности), но продолжил их получать.

За приготовление к мошенничеству должны судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление.

К социальным выплатам не относятся гранты, стипендии в поддержку науки, образования и т.п., сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства. Мошенничество при их получении квалифицируют как «простое» по ст. 159 УК.

7. Что отличает мошенничество в предпринимательской деятельности (ч. 5–7 статьи 159 УК РФ)?

Здесь нарушитель – это индивидуальный предприниматель или член правления коммерческой организации, который умышленно не исполняет обязательства по предпринимательскому договору. Например, таким преступлением могут назвать привлечение денег под видом инвестиций.

Здесь обязателен прямой умысел на хищение чужого имущества, который возник у преступника до того, как он его получил. Минимальный ущерб для преступления составляет 10 000 руб.

8. Что такое мошенничество с помощью кредитных карт (ст. 159.3 УК)?

Это хищение денег с использованием поддельной или чужой платежной карты – кредитной, дебитной и т.д. Чтобы рассчитаться с ее помощью, мошенник сообщает кассиру или другому работнику, что эта карта принадлежит ему, или просто умалчивает, что карта чужая.

Если преступник расплачивается с помощью чужой карты в банкомате или использует карту совместно с похищенными ПИН-кодами или паролями – это считается кражей, а не мошенничеством.

9. Как выглядит мошенничество со страховками (ст. 159.5 УК)?

В этом случае мошенник может обманывать насчет наступления страхового случая – например, инсценирует ДТП, несчастный случай, хищение застрахованного имущества. Другой вид преступления – завышение размера страхового возмещения по наступившему случаю.

Преступником может быть страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, а также представитель страховщика, который вступил в сговор, или эксперт.

10. Что понимают под мошенничеством в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК)?

Его обязательный признак – целенаправленное вмешательство в работу программ и баз данных, которое нарушает процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации. Примером может служить вирус, собирающий данные кредитных карт, с помощью которых пользователи оплачивают покупки в интернете.

Если преступник воспользовался телефоном потерпевшего с «мобильным банком» или авторизовался в системе платежей под чужим аккаунтом, – такое получение денег считается кражей, а не мошенничеством. Если он, конечно, не вмешивался в работу компьютерных программ. К таким воздействиям не относится изменение данных о счете или движении денег.

«Простым», а не «компьютерным» является известный в Интернете вид обмана – например, поддельные сайты благотворительных организаций, интернет-магазинов.

Мошенничество или налоговое преступление: что говорит проект постановления Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях в налоговой сфере

Очень частно нарушения в сфере налоговых правоотношений, особенно при возмещении НДС, квалифицируются как хищение в форме мошенничества.

Апелляционная инстанция Архангельского областного суда в определении № 22-931/19 от 23.04.2019 согласилась с приговором районного суда, квалифицировавшего вычет НДС по налоговой 199 статье УК РФ, а возмещение НДС — как покушение на мошенничество.

В апелляционном постановлении этого же суда от 17.08.2018 № 22-2004/18 описывается ситуация, когда предприниматель осужден за покушение на мошенничество за недостовернные сведения в декларации по НДС. Вопрос о квалификации действий как налогового преступления не обсуждался.

Районный суд Краснодарского края вернул дело прокурору, посчитав квалификацию по ст. 199 УК РФ мягкой, заявив о необходимости рассмотрения вопроса о вычете НДС как мошенничества. Краевой суд разобрался в деле и отменил незаконное постановление (апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 25.04.2018 №22-2431/18).

Волгоградский областной суд пришел к выводу, что осужденный путём обмана, используя видимость законности своих действий, с целью хищения из государственного бюджета сумм НДС организовал совершение формальной сделки по передаче недвижимого имущества в аффилированную организацию. Другие действия по вычету НДС и по неуплате налога на прибыль квалифицированы по ст. 199 УК РФ (апелляционное определение от 23.03.2018 № 22-1106/18).

В Ростовской области следователь, понимая, что сумм неуплаченных налогов для квалификации поступков по налоговому составу недостаточно, привлек предпринимателя за возмещение НДС к ответственности по статье о мошенничестве, удерживая его под стражей на протяжении полутора лет (апелляционное определение Ростовского областного суда от 07.02.2018 №22-763/18).

И таких судебных решений много, например, приговор Ичалковского районного суда Республики Мордовия от 10.11.2017, апелляционные определения Архангельского областного суда от 13.10.2017 № 22-2723/17, от 19.04.2017 № 22-719/17, апелляционное определение Пермского краевого суда от 18.09.2017 № 22-5574/17, приговор Каменского городского суда Пензенской области от 28.02.2017, апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 23.01.2017 №22-165/2017, апелляционное определение Верховного Суда Республики Коми от 10.08.2016 № 22-1596/16, апелляционное определение Тамбовского областного суда от 05.02.2015 № 22-1942/15, апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 13.11.2014 № 22-3794/14 и другие судебные и иные акты.

Имеются попытки квалифицировать одни и те же действия и как налоговое преступление, а как хищение.

Верховный Суд Республики Коми нашел, что действия, направленные на принятие налоговым органом решения о возмещении по НДС, уже вошли в событие преступного деяния, за которое обвиняемый осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, поэтому ст. 159 УК РФ из приговора исключил (апелляционное определение от 27.09.2017 № 22-2217/17).

Попробуйте поискать какие-либо пояснения по этому поводу в проекте (пока еще) постановления Пленума Верховного Суда РФ. Правильно! Их нет.

А ведь на местах понимают, что налоговые составы не являются «арестными», поэтому находят любые способы, чтобы подступиться к неугодным предпринимателям с других позиций. Во избежание таких поползновений необходимы четкие критерии, отличающие налоговые преступления от хищений. Нельзя их оставлять на «откуп» местных правоприменителей.

В различных судебных решениях эти отличия приводятся, но они разрознены и не систематизированы.

Конституционный Суд РФ в определении № 839-О от 27.03.2018 разъяснил, что вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней, что в числе прочего отличает их от хищений. Этот вывод сделан исходя из природы НДС как косвенного налога, являющегося разницей между суммами, получаемыми налогоплательщиками от покупателей, и суммами налога, фактически уплачиваемыми налогоплательщиками поставщикам товаров (работ, услуг).

Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58).

Попытка разграничения между уклонением от уплаты налогов и мошенничеством с НДС сделана и Мурманским областным судом в апелляционном определении от 29.06.2018 № 22-547/18 — уклонение от уплаты налогов предполагает невыплату фискальных платежей, образовавшихся в результате реальной хозяйственной деятельности субъекта налогообложения, то есть являются сокрытием налоговых обязательств, тогда как мошенничество характеризуется намерением путём обмана, то есть создания видимости, либо злоупотребления доверием изъять чужое имущество либо завладеть правом на него.

Можно также добавить, что при схожести правонарушений при наличии специальной нормы, каковой в данном случае может быть состав ст. 199 УК РФ, по отношению к общей (ст. 159 УК РФ), по общему правилу приоритет отдается норме специальной. Что касается вероятного включения в цепочку движения товара так называемых «фирм-однодневок» либо бестоварных операций, то такие нарушения также квалифицируются как уклонение от уплаты налогов с организации.

Если говорить о возмещении НДС, то здесь необходимо учитывать природу НДС как косвенного налога. Этим налогом облагается только добавленная к товару, услуге, работам стоимость.

Косвенность этого налога связана с действиями контрагентов, которые должны уплатить этот НДС, тем самым создать экономическую основу для вычета, возмещения или зачета привлекаемым к ответственности налогоплательщиком.

В налоговом учете оперируют такими понятиями как «исходящий» НДС, под которым понимается сумма налога, выставляемая налогоплательщиком покупателю в счет-фактуре, и «входящий» или «входной» НДС – сумма налога, передаваемая покупателю и выставляемая налогоплательщику покупателем в счет-фактуре. Т.е. сумма НДС в приходящей в общество счет-фактуре обозначается как «входной» или «входящий», а сумма НДС, обозначенная в исходящей из организации счет-фактуре – «исходящий», соответственно, «входящий» или «входной» НДС отражается в книге покупок, а «исходящий» — в книге продаж. Обозначенный в счет-фактуре «исходящий» НДС налогоплательщик имеет право вычесть, зачесть, возместить из бюджета, а контрагенты обязаны перечислить в бюджет. Если контрагент уплатил этот налог, то создана экономическая база для его зачета, вычета, возмещения из бюджета, и отсутствуют признаки безвозмездности и, соответственно, основания не только для уголовной, но и для налоговой ответственности (апелляционное постановление Волгоградского областного суда от 27.01.2017 № 22-472/17, Определение Верховного Суда РФ от 02.10.2017 № 305-КГ17-4111).

НДС первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить).

В конце квартала (налогового периода) на основании книг покупок и продаж составляется баланс между «входящим» и «исходящим» НДС.

На основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла, не является для налогоплательщика чужим.

Готовящим постановление Пленума по налоговым преступлениям следует признать, что проект сырой и требует серьезной и добротной проработки, а не лишь что бы было.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector