Налоговым преступлениям оставили сроки давности

Налоговым преступлениям оставили сроки давности

Пленум ВС утвердил момент окончания преступлений по неуплате налогов

Моментом окончания налоговых преступлений считается дата фактической неуплаты сборов, указал Верховный суд РФ в постановлении пленума. Таким образом, пленум Верховного суда в окончательной редакции отказался от формулировки, которая отменяла бы срок давности по налоговым преступлениям.

«Исходя из того, что в соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах срок представления налоговой декларации (расчета) и сроки уплаты налога, сбора, страхового взноса могут не совпадать, моментом окончания преступления, предусмотренного статьей 198 или статьей 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах», — говорится в документе.

ВС также рекомендует обратить внимание судов на то, что законодательные акты, которыми устанавливаются новые налоги и сборы или повышаются ставки и тарифы или вводится новая или отягчающая ответственность, ухудшающая положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют (статья 57 Конституции РФ и пункт 2 статьи 5 Налогового кодекса РФ).

Отдельный период

Ответственность за налоговые преступления может наступить за отдельный период, если они совершены в крупном или особо крупном размере, указывает ВС.

Он напоминает, что крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов определяется за период в пределах трех финансовых лет подряд.

«По смыслу закона ответственность за преступление, предусмотренное статьей 198 УК РФ либо статьей 199 УК РФ, может наступить при наличии к тому оснований и за отдельный налоговый (расчетный) период, установленный Налоговым кодексом (например, за календарный год или иной период применительно к отдельным налогам, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога, подлежащая уплате), если уклонение от уплаты одного или нескольких налогов, сборов, страховых взносов составило крупный или особо крупный размер и истекли сроки их уплаты, установленные законодательством о налогах и сборах», — поясняется в постановлении.

В пользу налогоплательщика

Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента), отмечает ВС.

«Обратить внимание судов на то, что уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов, неисполнение обязанностей налогового агента, сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов, возможны только с прямым умыслом.

При решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо, в частности, учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении, а также исходить из предусмотренного пунктом 7 статьи 3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента)», — говорится в постановлении.

Без обещаний

ВС объясняет, что допускается возмещение ущерба по налоговым преступлениям не только самим неплательщиком, но и другими лицами либо организацией.

При этом обещания, а также различного рода обязательства возместить ущерб и перечислить денежное возмещение в бюджет в будущем, не являются обстоятельствами, дающими основание для освобождения неплательщика от уголовной ответственности, указывает ВС.

Возврат прокурору

«По поступившим уголовным делам о налоговых преступлениях судам следует проверять, содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении сведения о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, сроки уплаты конкретного налога, сбора, страхового взноса, каким образом был исчислен период для определения крупного или особо крупного размера.

Если в обвинительном заключении отсутствуют указанные и другие сведения, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, суд в силу статьи 237 УПК РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе должен решить вопрос о возвращении дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению», — говорится в проекте постановления пленума.

ВС также рекомендует судам при рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению таких преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

Пленум ВС: налоговые преступления по-новому, но со сроком давности

Пленум ВС выделяет несколько способов уклонения от уплаты налогов, сборов и страховых взносов:

  • включение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений;
  • непредоставление декларации или иных необходимых документов.

По ст. 198 УК («Уклонение физического лица от уплаты налогов. ») может быть привлечён не только обычный гражданин, но и индивидуальный предприниматель, а также адвокат, учредивший адвокатский кабинет, нотариус или другие частнопрактикующие лица.

По ст. 199 УК о неуплате налогов с юридического лица можно привлечь руководителя организации либо её уполномоченного представителя. Субъектом этого преступления могут признать «лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя».

Моментом окончания преступления по ст. 198 и 199 УК будет считаться момент «фактической неуплаты налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах». Таким образом, Верховный суд не стал менять практику по этому вопросу и убрал из финальной редакции постановления разъяснение о «бесконечном» сроке давности по налоговым преступлениям.

Владимир Давыдов, глава коллегии ВС по уголовным делам, подчеркнул: суды будут рассматривать этот вопрос по уже сложившейся практике, изменений не произойдёт.

Пленум ВС обратил внимание судов на тот факт, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом. «В частности, при решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении, а также исходить из принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика», – подчеркнул ВС.

В проекте разъясняется, как определить крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов, который является необходимым признаком преступления. Он определяется за период в пределах трёх финансовых лет. Сумму налогов (в том числе по каждому виду) и сумму сборов, страховых взносов надо складывать, говорится в документе.

Кроме того, в случае возникновения «неустранимых сомнений» в определении периода для исчисления крупного или особо крупного размера задолженности суду необходимо толковать такие сомнения в пользу обвиняемого.

В тех случаях, когда один человек юридически или фактически руководит сразу несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, его действия «при наличии к тому оснований» нужно квалифицировать по совокупности нескольких преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 199 УК.

Суды, согласно разъяснениям Пленума ВС, должны учитывать вступившие в силу решения арбитражных судов или судов общей юрисдикции, имеющие отношение к делу. Но «фактические обстоятельства, которые там установлены, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности или невиновности в совершении преступления», подчёркивается в постановлении.

Доказательствами в уголовном деле могут быть налоговые декларации, другие документы, необходимые для расчёта налога или взноса, акты налоговых проверок, заключения экспертов и так далее. Для привлечения к ответственности нужно установить не только наличие денежных средств и имущества, но и обстоятельства, которые показывают, что эти средства были намеренно скрыты.

Возместить ущерб от налоговых преступлений может не только сам преступник, но и (по его просьбе или с его согласия) другие лица. Возместить ущерб может и организация, неуплата налогов за которую привела к уголовному делу по ст. 199 УК.

Пленум ВС подчёркивает: обещания, а также различного рода обязательства преступника возместить ущерб и перечислить денежное возмещение в бюджет в будущем не могут стать основанием для освобождения его от уголовной ответственности.

При разрешении дел о налоговых преступлениях судам вместе с приговором нужно оглашать и решение по гражданским искам от налоговой службы или прокуратуры. При этом судам необходимо учитывать, что при решении по гражданскому иску нельзя удовлетворять требования о взыскании штрафа виновного, который назначен ему «в связи с нарушением законодательства о налогах и сборах».

При принятии решения об удовлетворении гражданского иска суд должен указать в приговоре размер подлежащей взысканию денежной суммы и в зависимости от вида неуплаченного налога, сбора, страхового взноса – наименование бюджета (федеральный, региональный, местный), в доход которого эта сумма подлежит взысканию.

По делам о преступлениях, предусмотренных ст. 199, ст. 199.1 и 199.2 УК, виновное физическое лицо может быть привлечено только в исключительных случаях. Например, когда у компании очевидно (с учётом рыночной стоимости её активов) не хватит денег, чтобы заплатить налоги.

Срок исковой давности по налоговым правонарушениям: сколько лет и почему?

Если спросить любого мало-мальски грамотного бухгалтера, когда истекает срок исковой давности по обязательству его организации, то он, практически не задумываясь, тут же ответит: через три года и один день после его возникновения. И добавит: это прямо сказано в статьях 196 и 200 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Бухгалтер с большим опытом работы, уже набивший немало шишек в общении, как с контрагентами, так и с налоговиками, постарается уточнить: а по какому конкретно обязательству и перед кем?

Потому что при взаимоотношениях с государством в части уплаты налогов, взносов и сборов следует еще руководствоваться тем, что к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством (п. 3 ст. 2 ГК РФ).

Следовательно, если речь идет о начислении и уплате налогов, то в первую очередь читаем НК РФ.

В статье 113 его как раз и указаны сроки давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. В общем случае они составляют те же самые три года.

И если налоговики выявили у вас какое-то нарушение, но сроки давности по нему истекли, то они в этом случае они могут только погрозить вам пальчиком, но оштрафовать уже не могут, как бы им этого не хотелось.

Основное нарушение, которое, пожалуй, допускали практически все — неправильное определение базы по тому или иному налогу, приведшее, в итоге, к образованию недоимки по нему. Умышлено оно было совершено, или нет, дело десятое.

Санкции за совершение этого налогового нарушения указаны в ст. 122 НК РФ.

Если налоговики не докажут, что недоимка возникла в результате умышленного занижения базы, то организации грозит 20% от суммы возникшей (выявленной) недоимки плюс пени (п. 1 ст. 122 НК РФ).

И каков срок давности в этом случае? Три года. Но вот как их посчитать?

Смотрим третий абзац п. 1 ст. 113 НК РФ, согласно которому исчисление срока давности в этом случае начнется со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода.

И вот тут уже получается не три года, а несколько дольше.

Допустим, вы на днях (в августе 2021 года) сами обнаружили, что где-то в сентябре 2017 года не была отражена в доходах какая-то сумма. Пусть и не особенно большая, но и не самая маленькая, чтобы на нее просто забить.

С какой даты отсчитывать эти самые три года, чтобы потом вежливо послать налоговиков, если они обнаружат у вас занижение суммы начисленного за 2017 год налога на прибыль?

Налоговый период по налогу на прибыль — календарный год. Следовательно, по нормальной логике, которой придерживается и автор, отсчитываем три следующих года — 2018, 2019 и 2020, и приходим к выводу, что при в 2021 году уточненку по налогу на прибыль за 2017 год отправлять уже не обязательно. Прошло уже более трех лет, и за недоимку 2017 года нас наказать не смогут.

Но это по обычной логике, которая в отношениях с государством далеко не всегда срабатывает. По налоговой логике, да еще и поддержанной судами, несколько по-другому.

Читаем п. 15 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

В этом пункте сказано, что уплата суммы налога производится до 25 марта следующего за истекшим налоговым периодом года. То есть налоговое нарушение возникло не в 2017 году, в котором была занижена налогооблагаемая база, а в 2018, в котором налог не был уплачен полностью. И срок давности в этом случае следует начинать отсчитывать не с 26 марта 2018 года, когда нарушение стало наказуемым, а с 1 января 2019 года, после окончания того периода, в котором было допущено правонарушение.

Точно такие же выводы сделаны и в Определении ВС РФ от 19.12.2018 № 304-КГ18-13502.

Следовательно, три года, в течение которых мы должны исправить эту ошибку и пополнить закрома государства — 2019, 2020 и 2021. И только в 2022 году можно будет уже не париться.

Вот такая арифметика получается.

Легким движением руки брюки превращаются. превращаются брюки.

Своеобразным прочтением законодательства три года превратились в пять. И с судами не поспоришь.

Плохие новости для бизнеса: чем грозит отмена сроков давности за налоговые преступления

Согласно проекту постановления Пленума Верховного суда, срок уголовной ответственности за налоговые преступления будет исчисляться не с момента неуплаты налогов, как раньше, а с момента их полной выплаты, включая недоимки. На практике это равносильно отмене срока давности по налоговым преступлениям, что, на наш взгляд, окажет самое серьезное негативное влияние на бизнес в стране.

В настоящий момент налоговые преступления регулируются нормами ст. 198 и 199 Уголовного кодекса РФ, по которым срок давности составляет всего два года. То есть если, например, в 2016 году условная компания не заплатила налоги или страховые взносы, то ее руководству в первом квартале 2019 года переживать о привлечении юридического лица к уголовной ответственности уже не стоит.

Но вот если в ближайшее время на очередном заседании Пленума Верховного суда будет принят проект постановления о новой трактовке срока давности по налоговым преступлениям, то уголовное преследование вышеуказанной компании не будет прекращено до тех пор, пока она не переведет средства для уплаты налога, а также пени в размере того самого налога. Кроме этого, придется заплатить еще и штраф. Последний, согласно Налоговому кодексу РФ, не угрожал бы компании в связи с истекшим сроком давности. Подобных ужесточений стоит ожидать не только юридическим, но и физическим лицам. И здесь уже может оказаться совершенно неважно, забыл ли, к примеру, ИП уплатить страховой взнос два года назад или двадцать лет назад.

Юридический нюанс, на котором строится нововведение, состоит в том, от какого момента отсчитывать установленный по налоговым преступлениям срок давности. В общем случае закон требует отсчитывать его от момента «окончания преступления». В новой трактовке будет предполагаться, что налоговое преступление продолжается до тех пор, пока недоуплаченная сумма налогов не поступила в бюджет. Таким образом, фактически неуплата налога становится преступлением без срока давности.

Как это работает

Последний раз Пленум ВС вносил разъяснения по налоговым преступлениям в 2006 году. Именно так появилась судебная практика касательно определения двухлетнего срока давности по ст. 198 и 199 УК РФ. Кстати, тринадцать лет назад судьи как раз и разъяснили, что следует понимать под формулировкой «уклонение от уплаты налогов»: «Умышленные деяния, направленные на их неуплату и повлекшие полное или частичное непоступление налогов в бюджет».

Сейчас же Верховный суд хочет дополнить это понятие, а именно: «Налоговое преступление следует считать оконченным с момента уплаты соответствующих налогов в установленный срок».

Конечно, Пленум Верховного суда не может изменить или отменить срок исковой давности по налоговым преступлениям (это возможно лишь путем внесения на рассмотрение в Государственную думу соответствующего законопроекта с поправками в УК РФ и УПК РФ). С другой стороны, если данное постановление Верховного суда будет принято, то оно полностью изменит порядок исчисления срока давности.

Такая трактовка рождает противоречия. Во-первых, если считать преступление оконченным в момент погашения недоимки, то что делать с примечанием к ст. 199 УК РФ, исходя из которого такие действия трактуются как деятельное раскаяние и основание для прекращения дела? И что тогда делать с действующим Налоговым кодексом, по которому безнадежная недоимка должна быть списана?

Во-вторых, как проводить разграничения между уклонением от уплаты налогов и факта неуплаты как такового? Согласно все той же ст. 199 УК РФ необходимо доказать наличие умысла на уклонение от оплаты налогов. Но по факту мы имеем дела, которые возбуждают не за предоставление внесенных в декларацию заведомо ложных налоговых сведений, а за факт неуплаты налогов. Вот и получается, что пока данная инициатива Верховного суда вызывает больше вопросов, чем ответов.

Кому это нужно

Естественно, жизнь не стоит на месте и изменения должны происходить в том числе и в судебной системе страны. Тем более что и дополнительные предпосылки вроде бы есть. Так, на прошедшем в мае этого года в Санкт-Петербурге Международном юридическом форуме (ПМЮФ-2019) Константин Чекмышев, заместитель руководителя ФНС России, неоднократно повторял, что налоговая недосчиталась значительной суммы налоговых сборов в 2018 году, и налоговики готовы на серьезные меры, чтобы исключить злоупотребления и сохранить бюджет страны.

В то же время, по словам главы налогового ведомства Михаила Мишустина, в 2018 году в консолидированный бюджет поступило налогов на общую сумму 21,3 трлн рублей, что больше налоговых сборов 2017 года на 4 трлн рублей. Количество собранных налогов увеличилось на 23%.

При этом рост налоговых сборов наблюдается не только по результатам 2018 года. Так, в 2017 году российскими налоговиками было собрано налогов на 20% больше, чем в 2016 году.

Таким образом, гражданская сознательность, помноженная на ряд положительных изменений в законодательстве (к примеру, специальный льготный налоговый режим для самозанятых граждан, который введен в Москве, Московской и Калужской областях и в Республике Татарстан), а также трудолюбие отечественных налоговиков дают положительный результат.

С другой стороны, естественно, любое налоговое ведомство в любой стране мира будет говорить именно о том, сколько налогов бюджет недосчитался. Это тоже часть их работы. Однако в нашем случае и положительную динамику нельзя не учитывать. И здесь напрашивается закономерный вопрос: насколько с учетом всего вышесказанного все-таки обоснована инициатива Верховного суда?

К чему это приведет

Если такая трактовка станет активно применяться в судебной практике, ничего хорошего для бизнеса ожидать не приходится, как и для экономики страны в целом. На фоне замедления мирового экономического роста, западных санкций, уменьшения прямых иностранных инвестиций бизнес будет все больше уходить в тень. А по данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, только в 2018 году доля теневого сектора российской экономики составила около 20% от ВВП, что составляет примерно 20 трлн рублей. Немаловажную роль играет здесь и силовое давление государства на бизнес. Один из примеров — история с задержанием в феврале этого года Майкла Калви, главы инвестиционного фонда Baring Vostok, когда хозяйственный спор иностранного и отечественного инвесторов вместо решения в арбитражном суде был перенесен в плоскость уголовного преследования.

Теневая экономика — это не только незаконная торговля наркотическими веществами или нелегальный ввоз товаров. Понятно, что с этими направлениями ведут борьбу силовые структуры. Однако теневая экономика — это еще и зарплаты «в конвертах» и скрытый доход юридических лиц. Именно эти сектора государство пытается плавно выводить из тени, и именно они после их легализации должны активно пополнять бюджет страны уплаченными налоговыми и страховыми взносами. Новая трактовка Верховного суда фактически противоречит этой логике развития экономики, и последствия такого решения могут оказаться очень серьезными.

Чем грозит предпринимателям отмена сроков давности по налоговым преступлениям?

Фото: Артем Геодакян/ТАСС —>

Об этой инициативе Верховного суда стало известно в разгар Петербургского форума, и скоро это может воплотиться в жизнь. Пока еще ничего не произошло, Верховный суд лишь обсудил сроки давности по налоговым преступлениям.

Но если в окончательном документе будет несколько важных слов, то последствия могут быть очень серьезными. Не будем слишком вдаваться в юридические тонкости. Скажем лишь, что налоговые преступления могут причислить к «длящимся», пока не погашена недоимка.

Это будет значить, что ВС, по сути, отменит сроки давности, а заодно с обратной силой, то есть привлечь за недоимки кооператоров за неуплату налогов в 1990-х будет вполне реально. Причем разъяснениями ВС в первую очередь воспользуются следователи, пусть даже компания когда-то и доказала свою налоговую правоту.

Читайте также  Куда можно пожаловаться на налоговую службу в москве

Поскольку срока давности нет, а обратная сила есть, то почему бы не заняться старым делом ради интересов бюджета, говорит партнер Bryan Cave Leighton Paisner Евгений Тимофеев.

Евгений Тимофеев партнер Bryan Cave Leighton Paisner «Честно говоря, у меня такое ощущение, что Верховный суд просто решил внести свою лепту в вопросы пополнения бюджета. Потому что я могу себе легко представить, если это появится, что берет следователь, открывает старые дела, например десятилетней давности, смотрит арбитражные суды, которые выиграны налогоплательщиком, а после этого начинает возбуждать дела по выигранным делам (то есть это можно в уголовном процессе пересмотреть) и начинает прессовать, соответственно, предпринимателей. Замечательная дубина для выбивания того, что налогоплательщик когда-то отстоял в суде. На мой взгляд, это приведет к беспределу».

Сейчас в России сроки давности по налоговым преступлениям — от двух до десяти лет. Все зависит от суммы недоимки. Не факт, что это умышленные деяния. Предприниматель может допустить ошибку, налоговая ее не заметить или заметить слишком поздно. Все, бизнесмен чист перед ФНС и законом. Но, даже если он знал, на что шел, время прошло, до свидания.

Если же изменятся правила, то каждая компания будет знать: она в любой момент может оказаться под ударом. В худшем случае можно сесть в тюрьму на несколько лет, в лучшем — заплатить. Для этого придется всегда иметь финансовый запас, хотя деньги могли бы пойти на другие цели, замечает глава «Деловой России» Алексей Репик.

alt=»Алексей Репик» />Алексей Репик глава «Деловой России», председатель совета директоров АО «Р-Фарм» «Каждая компания должна все время держать в уме риск возникновения дополнительных налоговых претензий. Компании будут формировать резервы, и, вместо того чтобы инвестировать в развитие бизнеса, направления, будут выбирать более консервативную стратегию. Это не только вопрос и не столько даже вопрос административного давления, но это и все в значительной степени создание среды неопределенности».

Сроки давности по налогам — мировая практика. Есть страны, где законы гораздо жестче, чем у нас, например в Великобритании. Но есть огромная разница. К примеру, английский предприниматель шесть лет назад случайно, по ошибке что-то не оплатил. Ничего страшного, простят. Но если докажут, что он сделал это намеренно, то будет совсем другой разговор.

Просто в Британии принято платить налоги. Поэтому, как говорят местные юристы, 90% компаний все это не касается. Да и правила в правовой державе не меняются, рассказывает управляющий партнер лондонского адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» Владимир Гладышев.

Владимир Гладышев управляющий партнер лондонского адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» «Правила игры установлены давно. И все адвокаты к этому готовы, и все налоговые консультанты ко всему готовы. Там никому не придет в голову менять радикально налоговую систему задним числом. Сроки давности здесь гораздо более жесткие, более обширные. С другой стороны, английская система построена на огромном количестве здравого смысла. Если вы не являетесь закоренелым налоговым преступником и явным мошенником, вас преследовать не будут. Произвольного преследования налогоплательщиков, как в России, в Англии нет».

Наше же отличие в том, что правила меняются постоянно, и в этот раз может случиться, что радикально. При этом частному предпринимательству в России всего 30 лет. Те, кто пережил 1990-е, хорошо помнят, что тогда на того, кто налоги платил, смотрели косо, а вот тот, кто не платил, — молодец, наш, поступает как все.

Первой ласточкой стало дело ЮКОСа, когда акционеров наказали за старые грехи (не будем сейчас рассуждать о справедливости). Но теперь то же самое может случиться с любым. Неуплата налогов по сути та же самая кража.

Но по кражам срок давности есть, а по налогам его хотят отменить. И не важно, что у компании давно сменились акционеры, которые, например, когда-то незаконно возместили НДС. Заплатят за прежних владельцев. И не важно, что старые недоимки давно простила сама налоговая. Следователь с удовольствием не простит.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector