Малолетние узники концентрационных

Малолетние узники концентрационных

»Крошечные рабы рейха»: история нечеловеческих страданий детей в концлагере СС

Нацисты уничтожали пленных солдат. Убивали миллионы женщин. Жгли в печах стариков. Однако даже на фоне подобной жестокости это кажется безумием — содержание за колючей проволокой десятков тысяч маленьких детей.

Дети, отобранные для депортации в Германию

От бывшего учреждения СС «Киндер КЦ» в польском городе Лодзь мало что сохранилось. Сотрудник музея на железнодорожной станции Радегаст показывает на стендах чёрно-белые фотографии детей. «Их привозили отовсюду. Из всех городов Польши, Чехословакии, Югославии, Советского Союза. В среднем в возрасте от 1 года до 14 лет. И сирот, и тех, кого силой отобрали у родителей, и из семей казнённых партизан и подпольщиков. Ребёнок «арийской внешности» (с голубыми глазами и светлыми волосами) подвергался «проверке»: ему измеряли череп. В случае соответствия «расе господ» увозили на усыновление в немецкую семью. Еврейских детей ждал изнурительный труд на фабрике по производству снарядов, а при полном измождении — отправка в газовые камеры. Лагерь был рассчитан на 10 000 малышей», — об этом говорится в репортаже mirnews.su.

За стеклом — лоскутки материи, пуговицы, старый, шитый-перешитый матерчатый медвежонок: игрушки юных узников «Киндер КЦ». В Лодзи до сих пор стоит большое старое здание из красного кирпича. Старожилы помнят, как во время нацистской оккупации по ночам оттуда неслись страшные крики и плач. Там располагался медицинский центр СС — у польских и советских детей откачивали кровь для переливания раненым на Восточном фронте солдатам вермахта. А трупики сотнями зарывали во дворе.

Дети, отобранные для депортации в Германию

Рабы для рейха

— Я попал в «Киндер КЦ» в возрасте трёх лет, поэтому помню всё очень плохо, — рассказывает гражданин ФРГ Фолькер Хайнеке. В детстве — житель Крыма Саша Литов, перемещённый в Лодзь в 1943 году. — Но в памяти осталось, как нам измеряли черепа, рыдания детей, не прошедших «арийскую проверку», — они бесследно исчезали, и больше мы их не видели. У меня долго и сильно болел глаз: уже после усыновления немецкой семьёй в Гамбурге я прошёл врачебный осмотр. Док­тора установили: это следствие сильного удара кулаком. В «Киндер КЦ» малышей били смертным боем за одно лишь слово, сказанное на родном языке, — мы должны были общаться только по-немецки. Лишь в 18 лет мне открыли тайну усыновления: я узнал, что русский и родился в СССР.

На станции Радегаст стоят старые вагоны с колючей проволокой: в этих «гробах» детей перевозили в концлагеря по всей Европе. Набивали внутрь больше сотни человек, иногда в пути из-за тесноты погибала треть крохотных пленников. В еврейском гетто Лодзи (около 200 тысяч населения) во время страшных холодов не было ни дров, ни любой воды (люди сами рыли колодцы) — за первую зиму умерли тысячи, но детей старались согревать своими телами, отдавали им последний кусочек хлеба. Именно по­этому нацисты 4 сентября 1942 года забрали 20 000 малышей (всех до одного) у родителей гетто.

Большинство отправили в Освенцим, некоторых оставили в «Киндер КЦ» — сутками вкалывать на соседних оружейных фабриках: как считали «бизнесмены» из СС, детские ручки лучше всего вытачивают детали для орудий. Неподалёку от Лодзи (в деревне Дзержонзна) в качестве отделения «Киндер КЦ» построили отдельный лагерь для польских девочек (дочерей выселенных поляков и партизан) от 8 до 16 лет. 1600 заключённых в ускоренном темпе обучали сельскохозяйственным работам, чтобы затем массово направлять в Германию для рабского труда на полях местных фермеров.

«Были узники-младенцы»

Охрану осуществляли женские вспомогательные подразделения СС, изощрявшиеся в жестокости. «Известен случай, когда надзирательница Сидомия Байер до смерти запорола розгами перед другими детьми 13-летнюю Урсулу Качмарек, — рассказывает сотрудник музея. — У нас даже нет полных данных, сколько маленьких девочек погибло в этом аду». 84-летняя чешская пенсионерка Мария Долежалова-Шупикова в разговоре со мной вспоминала: после сожжения в 1942 г. её родной деревни Лидице, 23 ребёнка оттуда отвезли в лагерь Лодзи. «Даже бараков не было, спали на голой земле, в лохмотьях и вшах. С нами были один двухнедельный младенец и годовалые малыши — я раньше не могла себе представить, что в таком возрасте могут поместить в настоящую тюрьму».

— «Киндер КЦ» широко использовался как «фильтрационный пункт» для сети приютов СС «Лебенсборн», — сообщает независимый польский публицист Михаил Грацкий. — Замысел нацистов состоял в том, чтобы оторвать младенцев из оккупированных государств (в первую очередь Польши и СССР) от родителей и вырастить в немецких семьях «истинных арийцев», фанатиков национал-социализма, считающих, что их мать — Германия, а отец — Адольф Гитлер. Каждого «отбракованного» ребёнка потом отправляли на тяжёлые работы либо на медицинские эксперименты СС в Освенцим и Бухенвальд. Только четверть детей из проекта «Лебенсборн» смогли вернуться назад к родным и близким: найти остальных не получилось. Их документы были уничтожены.

Сердце из камня

Неподалёку от станции Радегаст стоит памятник маленьким заключённым — расколотое пополам каменное сердце: в трещину зарылась головой фигурка обнажённого худенького мальчика. У монумента — пара погасших свечей в стеклянных подставках, увядшие цветы. Рядом забор из белых каменных стел — по числу конц­лагерей СС в Польше. Предположительно через «Киндер КЦ» в стенах лодзинского гетто прошли 200 000 юных поляков, 50 000 детей из СССР, тысячи малышей из Чехословакии и Юго­славии. Десятки тысяч еврейских детей отправлялись отсюда на смерть в Майданек, Треблинку, Берген-Бельзен, Штуттгоф и другие концлагеря. Многие погибли здесь же от голода и замёрзли насмерть зимой.

От Радегаста отходит специально построенный как часть музея бетонный туннель. Внутри выбиты огромные цифры — с 1939-го по 1945-й, время нацистской оккупации Польши. Ты шагаешь внутри, и при подходе каждый «год» автоматически вспыхивает мягким светом, освещая короткий рассказ о жизни людей за колючей проволокой. Красная армия вошла в Лодзь 19 января 1945 года, освободив в еврейском гетто 900 заключённых — взрослых и детей. Всему миру известно имя Оскара Шиндлера — немецкого промышленника, сумевшего спасти на своей фабрике в Польше 1200 евреев. Да, слава ему! Тем не менее стоит отметить: никто на Западе (да и у нас тоже) не знает имён советских солдат, оплативших своими жизнями спасение маленьких обитателей «Киндер КЦ» в Лодзи. Будьте уверены — про них никогда не снимут фильм в Голливуде.

И всё же благодарные люди есть. Я встречаю в музее Радегаста молодую пару туристов из Израиля. «Моего прадедушку в гетто Лодзи спасли русские, — говорит парень. — Если бы не ваша армия, я попросту не появился бы на свет». И это главное, что приходит в голову при посещении бывших конц­лагерей, от которых избавил мир советский солдат.

Не было бы не только молодого израильтянина, а и всей Европы в принципе. Но задумываться на эту тему в Польше сейчас не модно.

«Мы жили в бараках, спали на нарах, мерзли и голодали». История малолетней узницы концлагеря

 «Мы жили в бараках, спали на нарах, мерзли и голодали». История малолетней узницы концлагеря

В историко-краеведческом музее «Времена. События. Люди» Первомайской средней школы Лидского района собрана бесценная информация о земляках, которые прошли дорогами войны, освободителях района и тех, кто пострадал от фашизма и геноцида в концентрационных лагерях.

Одна из историй – о судьбе Виктории Перелайко, которая в нежном возрасте прошла через ужасы детского концлагеря Фалькензее – филиала нацистского концентрационного лагеря Заксенхаузен на территории Германии. С разрешения бывшей несовершеннолетней узницы публикуем ее воспоминания.

Раненое детство

В деревне Продвино Бобруйского района Могилевской области летнее утро 1941 года было таким же, как и все предыдущие. За окном слышались голоса односельчан, мачеха хлопотала у плиты. Мы же, малые дети, еще наслаждались утренним сном. Было слышно, как стукнула дверь, послышались тяжелые шаги отца:

– Дети, началась война! Мне, шестилетней девочке, которая никогда не слышала о войне, эти слова запомнились на всю жизнь. Тогда я первый раз испытала страх …

Отца призвали в армию с первых дней войны. С тяжелыми боями наши войска отступали. Напуганные слухами о расправах немцев с местным населением, мы очень боялись оккупантов.

01_Перелайко_узник 20168.jpg

Во время ближайших боев или с распространением слухов о том, что будут увозить в Германию, жители деревни убегали в лес, там прятались в землянках неделями. С собой брали небогатые припасы. От голода спасали хлеб, вода и клубничное варенье, которого заготовили с запасом еще в мирное время.

В деревне во время оккупации работала школа. Однажды всех детей собрали в школьном дворе. Подъехали машины, и нам приказали туда грузиться. Затем пересадили в товарные вагоны, вверху которых были отверстия, через них можно было что-нибудь услышать или разглядеть. В местечке Паричи нас высадили за колючую проволоку, немного покормили. Потом – снова длинная дорога. Однажды наш поезд остановился. Был бой. Говорили, партизаны хотели отбить нас у немцев, но не удалось.

Поезд замедлил ход и почти остановился. Заскрипели задвижки, и мы увидели, как немцы, подняв руки вверх, обнимая друг друга, радовались своей земле. Только наши замученные, испуганные лица на фоне всеобщего ликования выглядели еще мрачнее. Шел 1944-й год…

За колючей проволокой

Сначала мы попали во взрослый концлагерь Заксенхаузен. По приезде туда нас заставили раздеться и куда-то согнали. Тут началось страшное: крики, мольба, кто-то терял сознание. Люди думали, что их ведут в газовую камеру. Оказалось, нас повели мыться. Помнится, что потом делали какие-то прививки под лопатку. Я тогда даже сознание потеряла, так боялась уколов.

07_Общий вид на мемориальный комплекс лагеря Заксенхаузен.jpg

Общий вид на мемориальный комплекс лагеря Заксенхаузен

Через некоторое время детей отобрали отдельно. Нас с сестрами ожидали дорога в детский концлагерь Фалькензее и период невообразимых лишений. Мы прибыли в ад. Каждый день – неопределенность, которая вселяла страх. Неопределенность собственного существования, неопределенность произвола и гнусных планов охранников СС, неопределенность даты окончания войны.

В лагере мы жили в огромных бараках. Спали на нарах, которые высились в три яруса по обе стороны барака. С нами же в этот концлагерь попало еще трое детей из нашей деревни. Часто мерзли и голодали. Мои сестры именно тогда приморозили себе ноги, и впоследствии они им болели всю жизнь. Мне повезло немного больше. Знаю, что детей отбирали на сдачу крови и какие-то другие опыты. Но я была очень худая и бледная, может поэтому меня не трогали.

Нас вывозили на работу копать картошку. За работу выдавали талоны, за которые мы получали еду. Старшим иногда удавалось украсть немного картошки и почувствовать себя более сытыми. А самым страшным для нас, детей-узников, был отбор. Нас выстраивали в три колонны, немец ходил между нами и указывал пальцем на кого-либо. Отобранных грузили в машину и увозили. Куда и зачем, никто не знал. Этих детей мы больше не видели. Однажды выбор пал на меня и моих сестер. Большего ужаса я не испытала никогда.

Четкое осознание происходящего ко мне пришло в автобусе. Немцы сидели с автоматами у окон, а мы, дети, стояли, держась за поручни. Нас привезли в небольшой городок, не помню названия, и оставили там, определив на работу в немецкие семьи.

Я со своей сестрой жила у одной хозяйки, старшая сестра попала к другой. Общаться нам не запрещали. Хозяйка, да и другие местные жители, относились к нам лояльно. Главной задачей для нас была помощь по хозяйству, хоть и маленькая, так как мы были детьми. Помню, ходили собирать шишки, которыми топили печи.

02_удостоверение бывшей узницы.jpg

Удостоверение бывшей узницы.

Нам разрешалось посещать школу, где учились немецкие дети. Сидели мы отдельно, но учительница уделяла внимание и нам. Я даже выучила немецкий алфавит, немного писала и довольно хорошо понимала немецкий язык. В классе висел портрет Гитлера. На перемене немецкие школьники его снимали и целовали, заставляли и нас это делать. Кто-то целовал, чтобы не нарываться на неприятности, а я – нет, за что и получала. Помню, кричали: «Русиш швайн! Твоего Сталина мы победим».

Еще мне запомнился такой случай. Моя сестра заболела и попала в больницу. Так как нам разрешалось свободно перемещаться, я решила навестить ее. Это было зимой. Дорога к больнице была дальней, снега было много, но я отважно отправилась в путь. По дороге меня догнал немецкий танк и так сильно прижал к обочине, словно хотел раздавить. Люди городка, где мы жили, стали говорить о том, что солдаты на танке хотели убить русскую девочку, но один из них не позволил это сделать.

Возвращение

Освободили нас американские войска. Я не до конца осознавала события тех дней. Радовалась, что выжила в очередной раз. Американские солдаты предлагали нам уехать в Америку. Но мы не согласились. Очень хотелось домой. В Беларусь мы вернулись в августе 1945 года.
После войны было очень тяжело. Хватило всего: и голодно было, и страшно. Но все мы выучились, у всех сложилась семейная жизнь. Однако война не дает о себе забыть. До сих пор снится Германия, концлагерь, не могу смотреть фильмы о войне и не люблю клубнику – она мне войною пахнет, потому что в годы войны заменяла хлеб…

04_вид на город в котором прошли месяцы пленения.jpg
Вид на город в котором прошли месяцы пленения

Новая жизнь – на новом месте

На Гродненщину в Вертелишки мы с двоюродным братом переехали в 1955 году. Я работала кассиром в СМУ-9, училась. Здесь встретила свою судьбу. В 1959 году муж решил переехать в новый поселок, где образовалось торфопредприятие «40 лет БССР» (в 1964-м поселок переименовали в Первомайский). Мы с дочкой переехали за ним. Здесь сумели укорениться. Я работала в бухгалтерии, муж – электриком. Душа в душу прожили 25 лет, а потом он внезапно умер. Младшей дочке было всего 12 лет, и мне пришлось одной поднимать наших девочек.

Нынче одна дочь живет в Минске, две – в Лиде. Имею пять внуков и семь правнуков. Все они любят приезжать ко мне в гости в Первомайский.

у (2).jpgу (6).jpg

В апреле 2005 года Фонд взаимопримирения организовал встречу узников концлагеря Заксенхаузен в честь 60-й годовщины освобождения. Через 60 лет оставшиеся в живых узники встретились в местах своих страданий. Я поехала в Германию со своей дочерью.

06_на праздновании Освобождения узников Заксенхаузена и Равенсбрюк.jpg

На праздновании Освобождения узников Заксенхаузена и Равенсбрюк

Мы посетили места, которые сегодня считаются мемориальными памятниками тех страшных лет, в том числе и Заксенхаузен. Там мало что уцелело, но это не уменьшает ощущение боли и страха, которое поселилось навсегда. На встречу приехали люди из разных уголков света, всех нас сроднило общее горе, пережитое в стенах Заксенхаузена. И мы дали обещание хранить память о тех, кого нет с нами, и передать свои свидетельства потомкам, чтобы ужасы войны никогда не повторились.

Порой я размышляю о том, что отнял лагерь у меня. Он забрал у меня год моей свободной детской жизни, веру в благоразумие человека, вселил страх и тревогу, от которых было сложно избавиться. Но именно там я познала настоящую дружбу, цену ломтику хлеба и простым вещам. Узнала, что жизнь может быть жестокой и что холод, голод, жажда и боль преодолимы. И что все можно простить, но забыть нельзя.

05_перелайкл на встрече с бывшими узниками.jpg

На встрече с бывшими узниками

И когда меня сегодня спрашивают, что главное в жизни, я знаю точно – мир. Берегите его, дорогие!

Виктории Викентьевне – 86 лет. Она не любит вспоминать пережитое во время войны. Плачет, когда поднимается эта тема. И все же иногда встречается со школьниками, чтобы рассказать новому поколению, как ужасна война и как ценен мир. В 2012 году учащиеся Первомайской средней школы Евгений Михалович и Вадим Гебень под руководством историка Ирины Ганенко написали исследовательскую работу о несовершеннолетних узниках концлагерей на примере истории своей землячки. Судьба Виктории Перелайко увековечена в книге Анастасии Колодяжной «Память – главный свидетель», на сайте школьного музея.

Малолетние узники гитлеровских концлагерей: тяжелое детство за колючей проволокой

Если о ветеранах Великой Отечественной войны, а также тружениках военного тыла говорится много, в высшей степени заслуженно и гордо, то об узниках немецких концлагерей, как правило, вскользь. Тем временем уходят из жизни чудом выжившие (их буквально единицы) бывшие узники Бухенвальда, Освенцима, Треблинки и Саласпилса, десятков концентрационных, сортировочных лагерей на оккупированной советской территории. К мученикам гитлеровского зловещего «нового порядка» горестная правда о войне относит и несовершеннолетних узников фашизма.

До сих пор мало известна потрясающая разум цифра – более 5 миллионов детей были узниками концлагерей и других мест принудительного содержания, разбросанных по всей оккупированной Европе. Ужас рабского унижения матерей, постоянные глумления, медицинские эксперименты над ни в чем не повинными людьми, угнанными в Германию в качестве подростковой «рабочей силы». По данным Международного союза бывших малолетних узников фашизма, тогда остался в живых только один из десяти.

Потрясла недавняя встреча, точнее, исповедь двух хорошо знакомых мне почтенных, узнаваемых в Ставрополе людей, которым выпала эта доля. Но сразу скажу: у каждого за плечами успешная дальнейшая уже взрослая судьба состоявшихся, неординарных и, что особенно дорого, светлых по складу характера людей: Виктор Александрович Казаченков – полковник в отставке, председатель Ставропольского городского совета ветеранов и Александр Константинович Курьянов – доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России.

«…Мне было всего три годика, ну что я тогда воспринимал? Печальные отголоски пережитого детства: спасаемся от взрывов и разрухи, мама буквально тащит меня за руку, старший брат Коля рядом, – лицо всегда жизнерадостного приветливого Александра Константиновича заметно мрачнеет. – …Мама моя, Елена Дмитриевна, давно умерла в Воронеже – городе моего детства, в болезнях, едва дожив до 50, столько настрадалась. Тогда бежали мы из Воронежа, как могли, спасались от оккупантов. Потом узнал подробности: немцы нас перехватили, пинками и прикладами погнали в обнесенный колючей проволокой сортировочный лагерь в селе Курбатово. Узники сидели и лежали на голой земле, дети плакали, охрана издевалась над беспомощными людьми. Один из немецких солдат стал приставать к нашей маме, сытый насмешливый взгляд, превосходство живого скота над измученной женщиной. Старший брат Николай отчаянно пытался ее защитить и получил удар кованным сапогом в спину так, что после освобождения из плена вскоре умер от тяжелого увечья… Смутные обрывки памяти, потом рассказы матери: гнилая капуста, репа, тухлая вода, страх… Лишь в январе 1943 года страдальцы вернулись в освобожденный Воронеж на родное пепелище. Но свободными людьми! В сорок пятом пришел с войны отец Константин Яковлевич. Наши души постепенно оттаяли, но память не угасла».

У Виктора Александровича Казаченкова хранится чудом добытое свидетельство о рождении на чужой немецкой земле:

«Русская православная церковь Святого и благоверного князя Александра Невского в городе Мангейме.

Метрическая книга, часть I о крещении за 1945 год… Месяц и день рождения: 3 марта 1945 года, крещение – 17 апреля 1945 года.

Имя, отчество родителей и какого вероисповедования – Александр Николаевич Сорокин и Мария Максимовна Казаченкова, оба православные.

Верность настоящей записи свидетельствую собственноручной подписью и приложением церковной печати.

Настоятель протоиерей Александр Попов,

г. Мангейм,17 апреля 1945 года».

Загадка по сей день, как могла в гитлеровской Германии существовать православная церковь? Может быть, потому что это был лагерь особого назначения, где трудились тысячи невольников, несущих свой крест на чужбине.

Угнанная в Германию 19-летняя Мария Казаченкова сполна перенесла все ужасы рабского труда на вражеском авиационном заводе в Мангейме. Вряд ли знала, что носители секретов при любом особенно неудачном военном раскладе в соответствии с немецкими циркулярами подлежали уничтожению. Однако была весна сорок пятого, к городу приближались войска наших союзников, появилась надежда выжить, а у молодости всегда свои законы: там Мария встретила Александра Сорокина – парня из Тверской области.

«…Подвиг моей мамы, – Виктор Александрович не в силах сдержать волнение, – в том, что она ни при каких обстоятельствах не согласилась избавиться от ребенка. Сколько же выпало на ее долю… Перед войной молоденькой Маше довелось поработать садовником у самого командующего Киевским особым военным округом С. Тимошенко. В июле 1941 года вернулась домой в село Стрельники, это недалеко от Курска, потом пришли немцы. «Доброжелатели» донесли, что служила она у большого советского военачальника. Понятное дело – дорога в неволю и страдание. Потом было долгое возвращение товарняками на родину с грудным ребенком на руках, мучительные фильтрационные проверки, долгие «косые взгляды». Непросто было и мне с этим «клеймом».

Читайте также  «Хочу вычет НДФЛ»: как военный стал мошенником для

Отца своего так и не пришлось увидеть. После всяких уже наших проверок его к концу лета 45-го забрали на войну с Японией. Там по официальной графе числился «пропавшим без вести».

Их так мало осталось – малолетних узников гитлеровских концлагерей. В Ставрополе, мне известно, всего 74 человека. Упоминание о них в недавние времена воспринималось как оборванная на полуслове фраза. Странная недосказанность, как будто подразумевающая что-то эдакое. Так и приходилось жить, растить детей, полезно трудиться, хотя и в определенной размолвке со своим прошлым. А если живые свидетели молчали, то рождались легенды. Да еще работал пресловутый «синдром врага»: был в плену, не дай бог, работал во время оккупации, и вообще, «где они шастали по заграницам» в войну и после.

Да, тяжело тому, кто помнит все, все носит в глубине своего сердца, ведь в концлагерях справок не выдавали.

Детство за колючей проволокой / Газета «Ставропольская правда» / 22 июня 2013 г.

Социальная помощь и положенные льготы малолетним узникам концлагерей

Ветераны

Малолетние узники фашистских лагерей — особая категория граждан, имеющая право на льготы. В зависимости от состояния здоровья по своему юридическому статусу данные граждане приравниваются к инвалидам войны или участникам ВОВ, поэтому имеют право на получение всех социальных льгот, положенных данным категориям лиц.

Законодательная база на 2021 год

  • к инвалидам войны, если они являются инвалидами любой группы в результате травмы, заболевания или иной причины;
  • к военнослужащим-участникам ВОВ, если группа инвалидности им не присвоена.

Порядок и условия предоставления льгот указанной категории граждан утвержден Постановлением Министерства труда РФ от 07.07.1999 № 20. Правила выдачи удостоверения, предоставляющего право на льготу, установлены Приказом Минтруда и соцзащиты РФ от 04.09.2013 № 445н.

Получение статуса бывшего несовершеннолетнего узника концлагеря

  • в концентрационные лагеря и гетто;
  • иные тюрьмы и лагеря всех типов (трудовые, фильтрационные, пересылочные и т. д.);
  • в медицинские учреждения с целью проведения опытов и экспериментов;
  • другие места принудительного содержания людей, созданные властями фашистской Германии и ее союзниками с условиями пребывания, по своей тяжести аналогичные условиям концлагерей и гетто.

Также статус узника фашизма предоставляется рожденным в лагерях, гетто и иных местах принудительного содержания родителей.

Разновидности льгот

На основании того, что несовершеннолетние узники лагерей приравниваются к инвалидам или участникам войны, они претендуют на льготы, полагающиеся данным категориям граждан. Перечень положенных мер социальной поддержки установлен ст. 14 и 15 Федерального закона «О ветеранах».

Досрочная пенсия

Малолетние узники, являющиеся инвалидами, получают пенсию до наступления возраста страховой пенсии.

  • страховую пенсию по старости;
  • государственную пенсию по инвалидности ( от 150 до 250% размера социальной пенсии).

Малолетние узники фашизма, не являющиеся инвалидами, не получают права на досрочный выход на пенсию. Им полагается только страховая пенсия по старости после достижения пенсионного возраста. Размер пенсионного обеспечения определяется страховым стажем льготника.

Законодательства субъектов РФ могут предусматривать минимальный размер пенсии указанной категории граждан. Например, в Московской области минимальный размер пенсии малолетних узников составляет 15 тыс. руб. Если размер страховой пенсии льготника меньше указанных цифр, пенсионеру осуществляется доплата из средств регионального бюджета.

Статус бывшего несовершеннолетнего узника концлагеря

Обеспечение жильем

Малолетние узники, находившиеся в очереди на улучшение жилищных условий до 2005 года, вправе рассчитывать на получение жилищной субсидии на покупку жилья вне зависимости от наличия у них жилья. Размер субсидии определяется нормативом площади помещения в 36 м2 и средней стоимостью 1 м2 в регионе проживания. Если льготник вступил в очередь после указанного срока, он обеспечивается социальным жильем.

Дополнительный отпуск

Малолетним узникам разрешено использовать ежегодного оплачиваемый отпуск в удобное для них время. Также они вправе использовать ежегодный неоплачиваемый отпуск продолжительностью от 35 (не являющиеся инвалидами) до 60 суток (инвалиды).

Налоговые послабления

Налоговые льготы для лиц, бывших заключенными в концлагерях, предоставляются законодательными актами субъектов РФ. Самый распространенный вид налогового послабления для указанной категории лиц — освобождение от уплаты налога на землю.

Скидка на оплату ЖКУ

  • оплата за наем, содержание жилого помещения и общего имущества;
  • взнос на капремонт;
  • оплату коммунальных услуг по приборам учета;
  • оплату коммунальных услуг, потребляемых при содержании общедомового имущества МКД;
  • оплату покупки и доставки топлива при проживании в неблагоустроенном жилье.

Компенсация за оплату жилья

Скидка на оплату ЖКУ предоставляется в виде денежной компенсации в размере 50% от уплаченных средств поставщику услуг. Деньги переводятся на банковский счет получателя или путем почтового перевода.

Медицинские льготы

  • обслуживание в ведомственных учреждениях, к которым они были прикреплены до выхода на пенсию;
  • внеочередное обслуживание в медицинских учреждениях всех типов;
  • бесплатное протезирование (кроме зубных протезов);
  • обеспечение ортопедической продукцией;
  • бесплатные путевки в санаторно-курортные учреждения и оплата проезда к ним.

На погребение

Захоронение несовершеннолетних узников лагерей производится за счет средств Министерства обороны РФ. Для организации похорон родственники умершего должны обратиться в региональный военкомат.

  • оформление документов;
  • перевозку тела умершего в морг;
  • услуги морга;
  • покупку и доставку гроба и ритуальных принадлежностей;
  • перевозку тела на место захоронения (кремации);
  • погребение (кремацию).

Также военкомат должен оплатить и установить памятник на могилу. Остальные ритуальные услуги оплачиваются родственники умершего.

Максимальная сумма расходов на захоронение составляет 20 тыс. 350 руб. (в Москве и Санкт-Петербурге — 28 тыс. 178 руб.). Максимальная стоимость изготовления и установки надгробия — не более 28 тыс. 178 руб .

Денежное довольствие

Малолетним узникам выплачивается ежемесячные денежные выплаты (ЕДВ), призванные заменить натуральные социальные льготы.

Удостоверение

  • 4173 руб. — для несовершеннолетних узников, не являющихся инвалидами;
  • 5565 руб. — для узников-инвалидов.

Указанная сумма включает в себя набор социальных услуг и выплачивается только при отказе от НСУ. При пользовании набором социальных услуг размер выплаты уменьшается на 1155 руб. Также указанной категории льготников ежемесячно выплачивается материальное обеспечение в размере 1 тыс. руб.

Другие льготы

  • бесплатный проезд либо скидку в 50% на проезд в городском транспорте (в отдельных регионах);
  • внеочередной прием в организациях, предоставляющих социальные услуги, в культурных, спортивных учреждениях, предприятиях связи, магазинах и организациях, предоставляющих услуги;
  • покупку билетов на любой транспорт без очереди;
  • внеочередную установку стационарного телефона;
  • в отдельных регионах — на оплату мобильного телефона и мобильной связи;
  • преимущественное право на вступление в некоммерческие кооперативы;
  • получение социальной помощи в учреждениях стационарного и полустационарного типа, а также в организациях, предоставляющих социальную помощь на дому;
  • получение бесплатного образования за счет средств работодателя.

В 2021 году в честь 75-летнего юбилея Победы указанной категории граждан выплатят единовременное денежное пособие в размере 75 тыс. руб. Законодательства субъектов РФ могут устанавливать дополнительные денежные и натуральные льготы вывшим заключенным концлагерей. Например, в Московской области бывшим несовершеннолетним узникам лагерей ежегодно выплачивается материальная помощь в честь Дня Победы в размере 5 тыс. руб.

Правила оформления

Для получения социальной поддержки узники фашизма должны подтвердить юридический статус, оформив соответствующее удостоверение, после чего вправе обращаться в органы соцзащиты для получения льгот.

Необходимые документы

  • из зарубежного архива, если концлагерь находился на территории одного из государств Варшавского договора или в бывшей республики СССР;
  • из военного госархива о принудительном отправлении в концлагерь, расположенный в Германии, стране-союзнице или одном из оккупированных государств Европы;
  • о лагерном заключении из архива Министерства обороны, если после освобождения лицо было призвано в строевые части Красной Армии;
  • из МВД РФ о прохождении реабилитации после лагерного заключения.

Также для оформления статуса узника необходимо предоставить паспорт.

Получение удостоверения

Подают заявление на получение удостоверения в региональном отделении социальной защиты населения или МФЦ. Также оформить заявку на получение удостоверения можно на портале «Госуслуги».

Малолетние узники фашистских лагерей по своему статусу приравнены к участникам или инвалидам войны. Поэтому им разрешено пользоваться всеми видами социальной помощи, положенной данной категории граждан. На узников концлагерей, бывших на момент заключения совершеннолетними, данное правило не распространяется.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector