Какой срок исковой давности по возмещению вреда

Какой срок исковой давности по возмещению вреда

Срок исковой давности при ДТП

В судебной практике срок исковой давности по ДТП рассматривается как общий или специальный. В зависимости от характера и последствий аварии (повреждения имущества, травмы разной степени тяжести или летальный исход участников) он может варьироваться в ту или иную сторону.

Под общим сроком понимается стандартный период, который составляет 3 года и является классическим в большинстве случаев дорожных аварий. Это касается ситуаций, когда речь идет о претензиях к прямому виновнику. Если же говорить о подаче иска к страховой компании, в этом случае актуальный период исковой давности составляет только 2 года. Отсчёт начинается спустя 1 месяц с момента отправки страховщику претензии или с той даты, когда заявитель получил от этого страховщика письменный отказ. Но при этом срок давности для претензий от страховой компании к виновнику дтп составляет те же 3 года.

Специальный срок может увеличиваться или сокращаться, но не превышает 15 лет, если речь не идет о терроризме. Всё зависит от характера последствий аварии.

Какой будет установлен срок давности по ДТП к виновнику напрямую зависит от того, интересует нас момент совершённого правонарушения или же дата, когда нарушитель был уведомлён о своём преступлении законодательных норм. Поэтому такой период разделяется на:

  1. Срок для непосредственного привлечения виновного к административной ответственности . Этот период составляет всего лишь 3 месяца и предусмотрен для поиска виновного. Если за это время он не найден, дело прекращается в связи с истечением срока привлечения.
  2. Срок, позволяющий взыскать с виновного материальную компенсацию по возмещению ущерба при ДТП за тот или иной причинённый вред здоровью или имуществу пострадавшей стороне. То есть речь идет о привлечении уже к гражданской ответственности и весь период в этом случае составляет от 3-х до 10 лет.

ДТП без пострадавших

В этом случае речь идет сугубо о возмещении материального ущерба со стороны виновного и срок давности составляет 3 года со дня зарегистрированного ДТП.

В течение всего этого периода пострадавшая сторона имеет право предъявить по отношению к виновному иск на денежную компенсацию в связи с затратами на:

  • эвакуацию автомобиля;
  • хранение на стоянке;
  • ремонт автомобиля, который не был покрыт вследствие лимита страховки;
  • ремонт автомобиля в полном размере, если у виновного отсутствовал полис ОСАГО.

Виновник ДТП даже без пострадавших в любом случае подвержен административному или уголовному наказанию (в зависимости от масштабов аварии) и компенсации по страховому случаю. По действующей схеме страховая компания виновника может покрыть ущерб пострадавшим, но после потребовать регрессную выплату от своего клиента.

ДТП с пострадавшими

В связи с необходимостью подробных опросов очевидцев и участников ДТП, а также разной степенью телесных повреждений у пострадавших расследование подобных аварий может продолжаться до 6 месяцев. Этот период позволяет провести подробные медицинские экспертизы, чтобы определить точный уровень тяжести увечий. Срок исковой давности по этим причинам автоматически увеличивается на полгода.

Длительность сроков давности в этом случае зависит от степени тяжести причинённого вреда для здоровья потерпевшего и составляет: при лёгкой степени — 2 года, средней — 6 лет и при тяжёлых увечьях — 10 лет со дня аварии.

ВАЖНО! Вне зависимости от установленных сроков 6 и 10 лет, обратившийся в суд потерпевший за материальным возмещением самостоятельно оплаченного лечения может рассчитывать на компенсацию расходов только за период, не превышающий последних 3-х лет до обращения.

ДТП со смертельным исходом

Расценивается как особо тяжкое преступление. Досудебное следствие аналогично, как и в случае с потерпевшими, часто длится до полугода. Виновник привлекается одновременно к разным видам ответственности, у которых разные сроки давности.

  1. Уголовная ответственность за причинённую смерть — неограниченный срок.
  2. Гражданская ответственность за нанесенный материальный и моральный ущерб:
    • претензии по возмещению любых материальных потерь — 36 месяцев с момента аварии;
    • претензии по компенсации морального вреда — неограниченный срок.

Оставление места аварии

дтп срок давности

В ситуации, когда виновный скрылся с места ДТП, срок исковой давности совсем небольшой и составляет всего 3 месяца, если нет пострадавших и 12 месяцев в обратном случае. Такое поведение усугубляет вину водителя и предусматривает лишение прав на срок до полутора лет либо арест на 15 суток.

Но продолжительность этих сроков вовсе не говорит о том, что по прошествии 3-х или 12-ти месяцев, если личность виновного так и не была установлена, он автоматически приобретает статус невиновного. Снимается лишь административная ответственность за само нарушение, но никуда не уходит обязанность полного возмещения материального урона потерпевшей стороне.

Пока ГИБДД занимается розыском виновного, потерпевшие не имеют возможности подать исковое заявление по ДТП. Поэтому отсчёт срока начнётся только когда будет установлен ответчик, и в общей сложности исковая давность тут не превышает 10-ти лет.

Как показывает судебная практика, такие дела всё же рассматриваются даже по истечении официальных сроков.

Претензии к страховой компании

В большинстве случаев попавшие в ДТП автомобили застрахованы по ОСАГО и даже КАСКО. Но страховые компании находят всё больше поводов, чтобы уклониться от обязательных выплат. Перед подачей иска на материальное возмещение в обязательном порядке предусмотрено направление письменной претензии к страховой компании. Для ответа страховщику отводятся 30 календарных дней.

Независимо от того, пришёл ли письменный отказ от страховой компании или она открыто игнорирует претензию, срок начинает отсчитываться с первого дня по истечении 30-ти дней. Если компания всё же произвела выплату, но не в требуемом объёме, — со дня получения выплаты.

Срок исковой давности как по ОСАГО после ДТП, так и по КАСКО составляет 2 года. С той лишь разницей, что исковая давность по КАСКО начинает отсчёт со дня произошедшего ДТП.

Срок давности по возмещению материального и морального ущерба

дтп

Независимо от сложности характера имущественных повреждений, исковая давность по возмещению материального ущерба от ДТП — 3 года. Это касается возмещения как виновником, так и страховщиком. Но при требовании компенсации от страховой компании период начинает исчисляться с даты, когда был получен официальный отказ или выплата в заниженном размере.

Срок исковой давности по требованию компенсации за моральный вред при ДТП неограничен. Самое главное — убедить суд, что подобный ущерб был причинён. В качестве доказательств уместно использовать показания свидетелей, медицинские заключения, подтверждения с места работы.

Под моральным ущербом предполагается утрата трудоспособности, нервные потрясения, непоправимый физический вред, несовершеннолетние иждивенцы и мн.др. Окончательный размер такой компенсации будет определён судом.

Виновник ДТП не установлен

Достаточно сложная и неоднозначная ситуация, в ходе которой невозможно получить возмещение по ОСАГО. Страховые компании отказываются производить выплаты в связи с тем, что для них, в свою очередь, не с кого потребовать компенсацию. Это допускается законодательством на протяжении всего периода, пока в ходе судебного разбирательства не будет определён виновный.

В это же время КАСКО предполагает выплаты по страховому случаю ДТП, если этот момент был изначально прописан в соглашении. В большинстве случаев выплаты делятся поровну или же, если местонахождение виновного неизвестно, страховая компания обязуется покрыть расходы потерпевшего.

Исковая давность составляет или 6 лет (срок для поиска без вести пропавших), или стандартные 3 года, если все участники ДТП на месте, но виновного по ряду причин так и не определили.

Период исковой давности подлежит продлению или восстановлению. Для этого суду необходимы соответствующее заявление и убедительные подтверждающие доводы того, что в предусмотренный законом срок подача иска была невозможна. Это могут быть доказательства тяжёлой болезни, длительная командировка и прочее.

Образец заявления на восстановление срока исковой давности:

В Гагаринский районный суд г. Москвы
Адрес: г. Москва, ул. Донская, 11, стр.1
Истец: Толмачёв Анатолий Васильевич
Адрес: 119049, Москва, ул. Шухова, 18
Ответчик: Гордун Ольга Александровна
Адрес: 119048, Москва, ул. Ефремова, 3

ЗАЯВЛЕНИЕ
о восстановлении срока исковой давности (общий срок)

26.03.2021 г. мною было подано исковое заявление к Гордун О. А. о возмещении материального ущерба, полученного вследствии ДТП 17.01.2016 г.

На момент подачи заявления мною пропущен срок исковой давности, который по данному виду споров составляет 36 месяцев. Вместе с тем, данный срок был мною пропущен по уважительной причине — уход за тяжелобольным престарелым отцом.

Учитывая изложенное, руководствуясь требованиями ст. 205 Гражданского кодекса РФ,

Признать причины пропуска срока исковой давности уважительными и восстановить срок исковой давности.

КС РФ потребовал уточнить в законе сроки на обращение в суд за компенсацией морального вреда работникам

Гражданин обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на неконституционность части первой ст. 392 Трудового кодекса. Напомним, что согласно указанной норме работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Претензии заявителя сводились к тому, что данное положение на практике выступает в качестве основания для отказа в удовлетворении требования о компенсации морального вреда в тех случаях, когда сам факт нарушения прав и свобод гражданина установлен другим решением суда, вступившим в законную силу, в связи с пропуском закрепленного этой нормой срока на обращение в суд.

Именно таким образом, эта норма была применена судами общей юрисдикции при рассмотрении спора между заявителем и его нанимателем. Первоначально заявитель обратился в суд с требованием о признании незаконным своего увольнения и выиграл дело. Вслед за этим он подал еще один иск, на этот раз требуя компенсации морального вреда, причиненного ему незаконным увольнением. Однако ответчик заявил о пропуске срока на обращение в суд, ведь с момента увольнения прошло уже более трех месяцев, а именно в этот момент заявитель узнал о нарушении своего права. Суд встал на сторону нанимателя и отверг доводы истца о том, что срок обращения в суд должен исчисляться со дня вступления в законную силу решения суда о восстановлении на службе.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Конституционный Суд РФ, в свою очередь, отметил, что, как правило, требование о компенсации вреда предъявляется в суд заинтересованным лицом одновременно с требованием, из которого оно вытекает, а возможность его удовлетворения зависит от установления судом в том же судебном процессе оснований для удовлетворения основного требования (Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2020 г. № 35-П). Вместе с тем в случаях, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, именно заинтересованному лицу принадлежит право выбирать, обращаться ли ему в суд с соответствующим иском одновременно с требованием о защите нарушенных прав или по отдельности. Следовательно, работник не лишен возможности обращаться в суд с таким иском уже после разрешения судом индивидуального трудового спора, в том числе и после вступления в законную силу решения суда, которым требование работника о восстановлении нарушенных трудовых прав было удовлетворено.

Когда требования о восстановлении нарушенных трудовых прав и о компенсации причиненного таким нарушением морального вреда заявляются работником раздельно, применение к последним сроков, предусмотренных ст. 392 ТК РФ, фактически может привести к тому, что на момент вступления в законную силу судебного решения, установившего факт нарушения прав работника и, соответственно, свидетельствующего о правомерности предъявления требования о возмещении морального вреда, удовлетворение этого требования станет невозможным.

В связи с этим суд пришел к выводу о том, что к требованию о компенсации морального вреда, когда оно заявлено самостоятельно – без связи с другими требованиями, вытекающими из трудовых правоотношений, – не могут быть применены сроки, предусмотренные частью первой ст. 392 ТК РФ. Но в то же время судьи уточнили, что право работника требовать компенсации морального вреда не должно нарушать баланс прав и законных интересов работников и работодателей. Реализация такого права без установления разумных сроков обращения в суд, тем более после того как нарушенные трудовые права восстановлены в судебном порядке, вела бы к несоразмерному ограничению прав работодателя как стороны в трудовом договоре и субъекта экономической деятельности. Поэтому такой срок должен быть установлен законом, а соответствующий пробел в законодательстве должен быть устранен.

В итоге суд признал часть первую статьи 392 ТК РФ противоречащей Конституции РФ в той мере, в какой она не определяет сроки обращения в суд с требованием о компенсации морального вреда, причиненного нарушением трудовых прав, в тех случаях, когда требование о компенсации морального вреда заявлено в суд после вступления в законную силу решения суда, которым нарушенные трудовые права восстановлены полностью или частично.

Федеральному законодателю предписано внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на установление такого срока.

Пока этого не сделано, требование о компенсации морального вреда, причиненного нарушением трудовых прав, может быть заявлено одновременно с требованием о восстановлении нарушенных трудовых прав с соблюдением сроков, предусмотренных частью первой статьи 392 ТК РФ, либо в течение трехмесячного срока с момента вступления в законную силу решения суда, которым эти права были восстановлены полностью или частично.

Возмещение вреда, причиненного преступлением

Верховным Судом Российской Федерации недавно было принято Постановление от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». Однако в нем вопрос о правилах исчисления исковой давности по гражданским искам, предъявленным в рамках уголовных дел или по их итогам даже не был затронут, хотя в практическом отношении является очень актуальным. Незатронутым оказался также весьма актуальный вопрос о начале течения исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного преступлением.

Здесь необходимо отличать несколько разных ситуаций с точки зрения процесса.

Во-первых, потерпевший может предъявить к лицу, причинившему вред, или лицу, ответственному за действия причинителя вреда, самостоятельный гражданский иск, не дожидаясь того, будут ли действия причинителя вреда признаны уголовным преступлением и будет ли вообще возбуждено уголовное дело по этому поводу.

Гражданский иск, предъявленный в обычном порядке, рассматривается судом по правилам гражданского судопроизводства с распределением между сторонами бремени доказывания в соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством. Вина причинителя вреда, а равно противоправность его действий (бездействия) при этом предполагаются. Соответственно, для освобождения от ответственности ответчик должен доказать отсутствие своей вины (кроме случаев, когда ответственность наступает независимо от вины) или свою управомоченность на причинение вреда.

Возбуждение уголовного дела по факту причинения вреда, если в действиях причинителя вреда просматривается состав преступления, по общему правилу, не оказывает влияния на судьбу предъявленного гражданского иска, который рассматривается в обычном порядке, то есть независимо от возбужденного уголовного дела. Соответственно, возбуждение уголовного дела не оказывает в данном случае какого-либо влияния на исковую давность.

Однако если суд придет к выводу о невозможности рассмотрения гражданского иска потерпевшего до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве, то он обязан приостановить производство по делу (абзац пятый статьи 215 ГПК РФ, часть 1 статьи 143 АПК РФ).

После вступления приговора в законную силу суд возобновляет рассмотрение гражданского иска. При этом факты, установленные в уголовном производстве, в соответствии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ (частью 4 статьи 69 АПК РФ) приобретают для суда, рассматривающего гражданский иск, преюдициальное значение, как уже указывалось в статье, по двум вопросам: (a) имели ли место определенные действия и (б) совершены ли они определенным лицом.

Таким образом, у потерпевшего, который узнает о вредоносных действиях третьего лица, независимо от того, содержат ли эти действия признаки состава преступления или нет, появляется право предъявить обычный гражданский иск в порядке гражданского судопроизводства. Появление такого права закон никак не связывает с преследованием ответчика в уголовно-правовом порядке. Само же предъявление иска означает, что исковая давность началась, в противном случае было бы невозможно предъявить иск. Начало течения исковой давности при этом будет определяться на основании пункта 1 статьи 200 ГК РФ, то есть со дня, когда потерпевший узнал или должен был узнать о нарушении своего права и причинителе вреда.

Иначе говоря, если защита прав осуществляется безотносительно к уголовно-правовой квалификации и потерпевший предъявляет иск именно в гражданско-правовом порядке, начало течения исковой давности действительно определяется на основании общего правила, предусмотренного пунктом 1 статьи 200 ГК РФ.

Во-вторых, лицо, которому преступлением причинен имущественный вред, вправе предъявить гражданский иск в уголовном деле.

Соответственно, гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела до окончания судебного разбирательства в суде первой инстанции. Поэтому для гражданского иска, предъявляемого в рамках уголовного дела, началом течения исковой давности может считаться момент возбуждения уголовного дела.

В-третьих, потерпевший вправе предъявить гражданский иск о возмещении причиненного ему преступлением вреда, опираясь на итоги рассмотрения уголовного дела.

Гражданский иск по итогам уголовного дела предъявляется в соответствии с правилами гражданского судопроизводства и рассматривается в обычном порядке, но с учетом преюдициального значения обстоятельств, установленных приговором суда по уголовному делу.

Такой гражданский иск может быть предъявлен в течение трех лет с момента вступления приговора по уголовному делу в законную силу. Иными словами, считается, что в данном случае исковая давность начинает свое течение только с момента признания в установленном законом порядке действий причинителя вреда преступлением.

Российское законодательство не содержит специальных правил о начале течения срока исковой давности по гражданско-правовым требованиям лиц, чьи права нарушены совершением преступления, поэтому, казалось бы, в рассматриваемом случае должно применяться общее правило о начале течения исковой давности, предусмотренное пунктом 1 статьи 200 ГК РФ.

Этот вывод подтверждается также положением, закрепленным в абзаце втором пункта 2 статьи 204 ГК РФ (в редакции от 1 сентября 2013 года), о том, что если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения. (До 1 сентября 2013 года данное правило было сформулировано немного иначе: если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности. При этом, если остающаяся часть срока менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев (абзац второй пункта 2 статьи 204 ГК РФ)).

Из приведенной нормы с достаточной очевидностью следует, что общее правило пункта 1 статьи 200 ГК РФ о начале течения исковой давности распространяется и на случаи, когда гражданские права нарушаются посредством деяний, которые в будущем потенциально могут быть признаны преступлениями. Напротив, какой-либо связи начала течения исковой давности по гражданскому иску с уголовно-правовой квалификацией содеянного из данной нормы не прослеживается.

Более того, сама конструкция гражданского иска в уголовном деле основывается на том, что течение исковой давности по такому иску начинается до вынесения приговора, так как в противном случае предъявление иска в уголовном деле было бы невозможно.

При этом подход российских судов к вопросу о начале течения исковой давности в случаях, когда гражданский иск предъявляется в рамках уголовного дела или по его итогам, существенно отличается от тех выводов, которые могут быть сделаны на основе буквального толкования норм статей 200 и 204 ГК РФ. Как показывает сложившаяся судебная практика, в этих случаях гражданско-правовые иски при наличии соответствующих оснований удовлетворяются безотносительно к сроку исковой давности, несмотря на то, что сами преступления, которыми потерпевшим был нанесен тот или иной урон, были совершены задолго до предъявления иска. Неизвестно ни одного судебного решения, которым было бы отказано в иске о возмещении вреда, причиненного преступлением, по причине пропуска срока исковой давности, если иск был предъявлен в течение трех лет с момента вступления приговора по уголовному делу в законную силу (см.: Особенности исчисления начала течения исковой давности, если вредоносные действия являются одновременно преступлением (Сергеев А.П., Терещенко Т.А.) («Арбитражные споры», 2014, № 4)).

В завершение вопроса об исковой давности по делам о возмещении вреда, причиненного преступлением, необходимо указать, что пункт 9 упомянутого Постановления № 43 посвящен исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта. Появление данного пункта обусловлено наличием в законе (п. 2 ст. 196 ГК РФ) специального указания на то, что предельный десятилетний срок исковой давности не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного данным преступлением. Верховный Суд РФ путем простых логических рассуждений пришел к вполне обоснованному выводу о том, что на требования о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта, исковая давность вообще не распространяется.

Читайте также  Шумят соседи Кто замерит уровень шума?

ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, ДЛЯ ПОТЕРПЕВШИХ И ДЛЯ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Разрешение исков о возмещении имущественного ущерба и (или) компенсации морального вреда, их реальное исполнение либо добровольное возмещение вреда совершившими преступление (без разрешения соответствующего иска) для потерпевших означает устранение преступных последствий, восстановление нарушенных гражданских прав, что, безусловно, не означает автоматического окончания уголовного преследования совершивших преступление. Последнее слово здесь всегда за государством, за его правоохранительными и судебными органами.

Именно они призваны также всячески стимулировать возмещение вреда от преступных действий с целью устранения преступных последствий. Выполнению указанной задачи может в значительной степени способствовать установление в законодательстве стимулирующих процедур, побуждающих осужденных возместить причиненный преступлением вред в обмен на снижение срока или размера назначенного наказания.

Действующим УК РФ уже предусмотрен целый ряд таких мер. Например, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, является смягчающим обстоятельством, причем это обстоятельство выделяется из других смягчающих обстоятельств повышенным поощрительным потенциалом (ч. ч. 1, 2 ст. 62 УК РФ).

Полное или частичное возмещение осужденным вреда, причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, является обязательным условием для отмены условного осуждения и снятия с осужденного судимости (ч. 1 ст. 74 УК РФ), а также для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ч. 1 ст. 79 УК РФ) и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ч. 1 ст. 80 УК РФ). Необходимо особо подчеркнуть, что такая обязательность введена лишь недавно.

По действующему УК РФ возмещение причиненного преступлением вреда является необходимым условием для освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ); в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ); по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ). Однако далеко не все обвиняемые имеют право на освобождение по указанным основаниям даже при полном возмещении вреда, причиненного преступлением, поскольку это не единственное обязательное условие для освобождения. Названные поощрительные нормы применяются к лицам, впервые совершившим преступление.

При постановлении обвинительного приговора и назначении наказания, в том числе условного осуждения, возмещение вреда учитывается в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Вместе с тем пределы этого учета формализованы в уголовном законе лишь в случае отсутствия отягчающих обстоятельств: срок или размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 62 УК РФ).

Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» в УК РФ введен институт освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ). В УПК РФ тем же Законом введено новое основание прекращения уголовного дела или уголовного преследования – прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа (ст. 25.1 УПК РФ). При этом виновный должен возместить причиненный преступлением ущерб или иным образом загладить причиненный преступлением вред.

Подытоживая сказанное, необходимо указать, что существующая в настоящее время правовая регламентация вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного преступлением, и с рассмотрением гражданского иска в уголовном процессе, явно недостаточна. Уголовно-процессуальное и иное связанное с ним законодательство, порядок учета результатов рассмотрения уголовных дел в части ответственности должностных лиц правоохранительных органов и суда за обеспечение прав потерпевшего требуют дополнений и изменений.

Будем надеяться, что изменения к лучшему – впереди.

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РФ

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 05 (187) дата выхода от 21.05.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Статья 208. Требования, на которые исковая давность не распространяется

требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ «О противодействии терроризму»;

требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304);

другие требования в случаях, установленных законом.

  • Статья 207. Применение исковой давности к дополнительным требованиям
  • Статья 209. Содержание права собственности

Комментарий к ст. 208 ГК РФ

1. В комментируемой статье назван ряд требований, на которые не распространяется исковая давность. При этом одно из них — требование о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ — носит более общий по отношению к другим требованиям характер, поскольку касается защиты любых нематериальных прав и благ, если только иное не предусмотрено законом. В настоящее время каких-либо исключений на этот счет в законе не предусмотрено.

Единственным разумным объяснением неприменения исковой давности при защите личных неимущественных прав и нематериальных благ является то, что в данном случае не затрагиваются интересы оборота. Обычные ссылки на повышенную заботу государства о защите личных неимущественных прав и благ выглядят по меньшей мере демагогическими, поскольку Российское государство никогда не считалось и не считается в настоящее время с указанными правами и благами граждан.

2. Нераспространение исковой давности на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов можно объяснить, пожалуй, лишь стремлением законодателя предоставить вкладчикам банков дополнительную гарантию, которая повысила бы привлекательность помещения свободных средств во вклады. Правда, на практике эта мера не имеет какого-либо серьезного значения.

С теоретических позиций комментируемое правило тоже вряд ли оправданно. По всей видимости, его основной смысл в том, чтобы подчеркнуть, что вкладчик вправе получить свой вклад в банке независимо от времени его внесения. Однако это не имеет никакого отношения к исковой давности, поскольку права вкладчика никем не нарушены. Это происходит лишь тогда, когда банк отказывается выдать вклад. Предоставление вкладчику права защищать свои интересы в пределах общего срока исковой давности было бы вполне достаточным.

3. По общему правилу заявить требование о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, можно в любое время независимо от того, когда произошло правонарушение. Между тем получить возмещение можно не более чем за три года, предшествующие предъявлению иска. Данное ограничение оправданно, поскольку взыскание с должников всей суммы возмещения может поставить их в крайне затруднительное положение, особенно с учетом того, что сами кредиторы не слишком-то заботились о защите своих интересов.

4. Вывод о нераспространении исковой давности на негаторные иски в связи с длящимся характером правонарушения был сделан в литературе задолго до закрепления данного положения в законе. Поэтому несмотря на то, что прямое указание на это в законе не дает ничего нового, его можно признать полезным.

5. Перечень требований, на которые не распространяется исковая давность, оставлен законодателем открытым, хотя сейчас он и не дополнен указаниями других законов.

Однако надо иметь в виду, что иногда исковая давность не применяется в силу самой природы заявленных требований. Так, в Постановлении ВС и ВАС N 15/18 справедливо указано на неприменимость исковой давности к случаям оспаривания нормативного правового акта, если иное не предусмотрено законом. Аналогичный вывод следует сделать и в отношении оспаривания ненормативных правовых актов, которыми нарушены права, охраняемые законом интересы и свободы участников гражданского оборота. И в том и в другом случае требования о признании недействительными правовых актов относятся к так называемым установительным притязаниям, которые в силу самой их природы не подвержены действию исковой давности. Поэтому любой правовой акт может быть оспорен независимо от времени его принятия. То же самое можно сказать и в отношении констатации судом факта ничтожности гражданско-правовой сделки (подробнее об этом см. коммент. к ст. 181 ГК).

Если же в иске одновременно ставится вопрос о применении последствий недействительности правового акта или сделки (преобразовательное притязание), то это возможно лишь в пределах установленного законом срока исковой давности.

Судебная практика по статье 208 ГК РФ

статью 208 ГК Российской Федерации о том, что исковая давность не распространяется, в частности, на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304 данного Кодекса), и статью 304 того же Кодекса в их взаимосвязи — в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они позволяют не применять общий срок исковой давности в тех случаях, когда в соответствии с законом необходимо было предъявление требования, на которое исковая давность распространяется;

статью 208 ГК Российской Федерации о том, что исковая давность не распространяется, в частности, на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304 данного Кодекса), и статью 304 того же Кодекса в их взаимосвязи — в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они позволяют не применять общий срок исковой давности в тех случаях, когда в соответствии с законом необходимо было предъявление требования, на которое исковая давность распространяется;

Что касается Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 3 ноября 2006 года N 445-О, на которое ссылается Н.С. Зубарев в обоснование своей позиции по жалобе, то в нем был выявлен конституционно-правовой смысл статьи 208 ГК Российской Федерации (во взаимосвязи в том числе с положениями Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС») как не препятствующей взысканию за прошлое время без ограничения каким-либо сроком своевременно не полученных пострадавшими лицами сумм возмещения вреда, причиненного, в частности, вследствие чернобыльской катастрофы, по вине органов, обязанных осуществлять такие выплаты. Данное решение сохраняет свою силу, а выраженная в нем правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, вопреки утверждению заявителя, не требует подтверждения. Кроме того, часть первая статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года N 5-ФЗ предметом исследования Конституционного Суда Российской Федерации в данном решении не являлась.

Между тем правовая позиция Президиума ВАС РФ в указанном постановлении сформирована по делу, в котором истец — собственник объекта недвижимости с целью защиты своего права на приватизацию земельного участка под принадлежащим ему объектом недвижимости обратился в суд с иском о признании сделки по продаже земельного участка недействительной, поэтому суд на основании статей 208 и 304 ГК РФ квалифицировал требование о признании недействительной сделки об отчуждении земельного участка под этим строением как не связанное с лишением владения и не подпадающее под исковую давность.

1. Гражданин А.А. Кривонкин — один из ответчиков, обязанных привести в первоначальное состояние земельный участок и общее имущество в многоквартирном доме, размер которого был уменьшен без согласия собственников помещений, оспаривает конституционность абзаца пятого статьи 208 ГК Российской Федерации (в жалобе ошибочно назван абзацем четвертым), в соответствии с которым исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304 данного Кодекса), а также статьи 304 того же Кодекса, согласно которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

ПЕРВЫМ И ПЯТЫМ СТАТЬИ 208 И СТАТЬЕЙ 304 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

1. Гражданин В.В. Чипижный, которому отказано в удовлетворении ряда требований, в том числе о признании недействительными постановлений главы администрации района и главы района и о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности одного из ответчиков на земельные участки, и в деле с участием которого суд указал, что данные постановления не нарушают его прав и что им пропущен срок исковой давности, о чем заявлено ответчиками, оспаривает конституционность абзаца пятого статьи 208 ГК Российской Федерации, в соответствии с которым исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304 данного Кодекса), а также статьи 304 того же Кодекса, согласно которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

По мнению заявительницы, данные нормы противоречат статьям 19 (часть 1) и 35 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они могут быть применены к отношениям, возникшим до введения их в действие, а статья 208, пункт 1 статьи 222 и статья 304 ГК Российской Федерации — также как позволяющие не применять сроки исковой давности к требованию о сносе самовольной постройки.

Между тем представленными А.Н. Митиным документами не подтверждается применение судами при разрешении его трудового спора положений статьи 208 ГК Российской Федерации.
Что касается оспариваемых заявителем статей 355 — 358 Трудового кодекса Российской Федерации и положений статей 5, 8, 10 и 12 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», то с момента вынесения судебных постановлений (решение Ленинского районного суда города Севастополя от 22 мая 2017 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Севастопольского городского суда от 15 августа 2017 года), представленных заявителем и подтверждающих факт применения данных норм в его деле, и до подачи им первоначальной жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации (17 марта 2019 года) прошло более года — срока, предусмотренного для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации. Письма сотрудников аппарата Верховного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2018 года и от 22 января 2019 года, которыми заявителю был разъяснен порядок обжалования указанных судебных актов в кассационном порядке, не могут рассматриваться как документы, подтверждающие применение указанных норм в обозначенном в жалобе аспекте.

Оспариваемое положение статьи 208 ГК Российской Федерации имеет целью защиту прав собственника или иного владельца с учетом особенностей нарушений права, на устранение которых направлены их требования (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года N 518-О, от 20 апреля 2017 года N 870-О и др.).

Оспариваемая норма не может — в том числе с учетом того, что по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, абзац пятый статьи 208 ГК Российской Федерации не применяется к искам, не являющимся негаторными (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»), — рассматриваться как нарушающая перечисленные в жалобе конституционные права заявителя, в деле с участием которого частично удовлетворены требования к гражданке К., а в удовлетворении предъявленного к нему иска отказано.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector