К вопросу о пропорциональности при возмещении

К вопросу о пропорциональности при возмещении

ВС разбирался с пропорциональностью судрасходов

ВС разбирался с пропорциональностью судрасходов

ГУП «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» подало иск к ЖСК № 1365, чтобы взыскать 140 000 руб. неустойки за несвоевременную оплату тепловой энергии. АС Санкт-Петербурга и Ленобласти удовлетворил требования частично и взыскал с ответчика 119 000 руб. Истец попробовал обжаловать это решение в отказной части, но безуспешно: вышестоящие суды лишь подтвердили выводы первой инстанции. После этого ЖСК попросил возместить ему 60 000 руб. расходов на оплату работы представителя в апелляции и кассации.

АС Санкт-Петербурга и Ленобласти счел, что разумная стоимость услуг составила 30 000 руб. При этом взыскала первая инстанция в пользу ЖСК намного меньше — всего 4539 руб. Она решила, что расходы в таком случае должны распределяться пропорционально размеру удовлетворенных требований: раз требования истца удовлетворены на 85%, значит, 85% должен оплатить сам ответчик и только оставшиеся 15% — истец.

Апелляция с таким выводом не согласилась и взыскала в пользу ЖСК 30 000 руб. Она сослалась на п. 30 Постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1, согласно которому лицо, в пользу которого принят итоговый акт апелляции, кассации или надзора, имеет право на возмещение судебных издержек, понесенных в ходе рассмотрения дела в соответствующей инстанции. В настоящем деле ГУП оспаривало решение первой инстанции только в части отказа. Апелляция и кассация жалобы предприятия отклонили. Следовательно, ЖСК имеет право на возмещение своих судрасходов в разумном пределе без применения правила о пропорциональном взыскании, подчеркнул 13-й ААС. Но АС Северо-Западного округа подтвердил позицию первой инстанции. Тогда ответчик обратился в Верховный суд.

Нераспределенная госпошлина

Первым на заседании в ВС выступил представитель ЖСК Константин Слепченок.

Он обратил внимание судей, что пропорциональное распределение расходов на представителя, исходя из итогов рассмотрения дела в первой инстанции, противоречит и ст. 110 АПК («Распределение судрасходов между лицами, участвующими в деле»), и п. 30 Постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1.

Бывают случаи, когда первая инстанция полностью удовлетворяет иск, но заявитель не согласен с мотивировкой. Он подает жалобу и, следуя позиции, которую заняла в рассматриваемом деле первая инстанция и суд округа, может рассчитывать на полное погашение своих судрасходов. При этом ответчик, который занимает активную процессуальную позицию при рассмотрении жалобы, не получит ничего, заметил Слепченок. Это, по его словам, противоречит принципу справедливости.

Еще один аргумент представителя ЖСК касался непоследовательности кассации. Когда суд округа отклонил жалобу ГУП по основному спору, то не указал на необходимость вернуть истцу часть госпошлины. То есть в отношении расходов на представителей суд применил принцип пропорциональности, а в отношении госпошлины — нет.

— Вы считаете, что у госпошлины и расходов на представителя единая природа? — уточнил у Слепченок председательствующий судья Олег Шилохвост.

— Если подходить формально, то АПК не предусматривает никакой разницы в их возмещении. Хотя, наверное, правовая природа у них все же немного разная, и порой эти расходы могут взыскиваться дифференцировано, но это не наш случай, — заверил Слепченок.

«Вы потребовали возместить только расходы на представление интересов в апелляции и кассации. Какое решение должен был принять суд, если бы ваше заявление касалось судрасходов по делу в целом?» — задал еще один вопрос Шилохвост. Слепченок пояснил, что ЖСК не требовал оплатить участие представителей в первой инстанции, потому что интересы кооператива в АС Санкт-Петербурга и Ленобласти они представляли бесплатно. Суммы же вознаграждения за участия в апелляции и кассации в договоре прописали отдельно.

— Если стоимость услуг не разбили по инстанциям, то осталась бы только общая сумма? Вы допускаете, что в таком случае возможно отступление от подхода, который вы отстаиваете? — поинтересовался Шилохвост.

— Когда сумму нельзя разделить, то, наверное, действительно должен применяться иной подход, — согласился Слепченок.

— А это не уничтожает вашу правовую позицию? Она же должна быть универсальна, — заметил судья.

— Ситуация, о которой вы говорите, скорее, исключение из общего правила. Обычно можно определить сумму расходов на представление интересов в конкретной инстанции. Если по какой-то причине этого сделать нельзя, то тогда можно руководствоваться принципом пропорциональности или судебного усмотрения, чтобы вывести причитающуюся сумму.

Единый процесс

После этого свою позицию представил юрист ГУП Петр Чугунков. По его словам, судебный процесс, который включает в себя апелляционное и кассационное обжалование, представляет собой единую процедуру. Учитывая это, принцип пропорциональности нужно применять ко всему делу, подчеркнул Чугунов.

Иначе одна из сторон лишится права на дальнейшее обжалование, добавила Евгения Гаврилова — еще один представитель ГУП. Ведь если она этим правом воспользуется, то возложит на себя излишние издержки ее оппонента, пояснила юрист. «А может, в этом случае сторона просто критичнее оценит свою правовую позицию с точки зрения ее принятия судом? Разве так нельзя истолковать то, что вы говорите?» — удивился Шилохвост. В ответ Гаврилова признала, что озвученный ею подход действительно излишне категоричен.

— Вы безуспешно обжаловали решение первой инстанции только в части отказа. Вы настаиваете, что в рассматриваемом случае акты апелляции и кассации приняты только частично в пользу ответчика. Где здесь частичность? Ведь для того, чтобы была пропорциональность, должна быть частичность, — задал еще один вопрос председательствующий.

— При обжаловании мы не согласились с применением позиции ответчика относительно расчета [неустойки], — пояснил Чугунков.

— Разве апелляция и кассация исследовали вопрос об обоснованности удовлетворения иска в той части, в которой его удовлетворила первая инстанция? — уточнил судья.

— Исследовали, поскольку проверяли расчеты, — подчеркнул юрист истца.

— Тогда тем более нет никакой частичности и, следовательно, никакой пропорциональности. Поскольку ваш расчет, который привел к частичному отказу, апелляция и кассация не приняли.

Тройка судей ненадолго удалилась в совещательную комнату, по возвращению из которой определила: отменить акт окружного суда и оставить в силе постановление апелляции (дело № А56-86521/2017). Таким образом, ЖСК получит 30 000 руб. в качестве возмещения судебных расходов.

Всегда ли при частичном удовлетворении иска о возмещении убытков судебные расходы взыскиваются со сторон пропорционально: позиция ВС РФ

Действующим законодательством установлено, что лицо, уполномоченное выступать от имени юридического лица, обязано возместить причиненные по его вине данному юрлицу убытки по требованию самого юрлица или выступающего в его интересах учредителя или участника (ст. 53.1 Гражданского кодекса). Возмещение судебных издержек по таким спорам осуществляется в установленном ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса порядке (ч. 4 ст. 225.8 АПК РФ), согласно которому судебные расходы, понесенные участвующими в деле лицами, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются со стороны, а в случае частичного удовлетворения иска относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. Тем не менее при определенных условиях данный принцип пропорционального распределения расходов не применяется – Верховный Суд Российской Федерации в одном из недавно вынесенных определений разобрал как раз такую ситуацию (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14 июля 2020 г. № 309-ЭС18-12370).

Фабула дела

Являющаяся одним из участников ООО «Ф.» (далее – общество, ООО) гражданка Л. обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании с бывшего директора общества – гражданина Ч. – и другого его участника – гражданки Б. – в пользу общества убытков, причиненных ему действиями этих лиц, в том числе продажей недвижимости общества с целью вывода из него основных активов, в размере 62,5 млн руб. (здесь и далее суммы округлены). Соответствующий иск был удовлетворен частично: с граждан Ч. и Б. было взыскано 25,4 млн руб. в счет возмещения убытков обществу – суд, учитывая значительные расхождения в определенной оценщиками и экспертами стоимости спорного имущества, принял за основу при определении размера убытков минимальную его цену (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 февраля 2018 г. № 18АП-9439/17, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23 мая 2018 г. № Ф09-1935/18).

После этого гражданин Ч. подал заявление о взыскании с общества и гражданки Л. судебных расходов, понесенных им в связи с оплатой услуг представителя, в размере 150 тыс. руб. Суд первой инстанции, руководствуясь принципом пропорциональности распределения судебных расходов, отметил, что, поскольку требования Л. к заявителю были удовлетворены частично, последний имеет право на возмещение судебных расходов в части неудовлетворенных требований поданного в его отношении иска. Так как Ч. доказал факт несения расходов на оплату услуг представителя в размере 192,5 тыс. руб., суд признал разумным и обоснованным возмещение ему 114 тыс. руб. и взыскал соответствующую сумму с Л. (Определение Арбитражного суда Курганской области от 7 мая 2019 года по делу № А34-3532/2015).

Не совпадающие позиции судов

В апелляционной жалобе на решение о взыскании с нее части расходов Ч. гражданка Л. (далее также – истец) отметила, что в данном случае применение принципа пропорционального распределения судебных расходов вызывает сомнения, поскольку решение по поданному в отношении Ч. (далее также – ответчик) в том числе иску принято в пользу истца – суд подтвердил наличие причиненных действиями ответчика обществу убытков и взыскал их. Кроме того, по мнению Л., судебные расходы ответчика в принципе не должны с нее взыскиваться, поскольку она является лишь представителем общества, действующим в его интересах.

С массивом судебной практики по спорам, связанным с возмещением убытков, можно ознакомиться в тематическом разделе Энциклопедии судебной практики системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Апелляционный суд, рассмотревший данную жалобу, встал на сторону истца. Сославшись на разъяснение ВС РФ о том, что судебные расходы возмещаются понесшему их лицу за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1; далее – Постановление № 1), суд подчеркнул, что возмещение расходов на основании ч. 1 ст. 110 АПК РФ осуществляется только той стороне, в пользу которой вынесен судебный акт, а критерием их присуждения является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования. В рассматриваемом деле требования истца являлись обоснованными и были удовлетворены, при этом взыскание убытков с ответчика в меньшем по сравнению с заявленным в иске размере обусловлено не активной позицией Ч. в ходе судебного разбирательства, а выбранным судом метода расчета величины убытков. Поэтому в данном случае пропорционального распределения судебных расходов быть не должно, заключил суд и удовлетворил апелляционную жалобу истца, дополнительно отметив, что ответчик обратился с заявлением о взыскании судебных расходов на грани истечения предусмотренного на его подачу срока (ч. 2 ст. 112 АПК РФ), что свидетельствует об отсутствии явной необходимости ответчика в возмещении ему понесенных издержек (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 августа 2019 г. № 18АП-9309/19).

В поданной на это решение кассационной жалобе ответчик отметил несостоятельность отказа в возмещении ему судебных расходов только на основании выводов суда о его неактивной позиции и обращении с соответствующим заявлением в конце предусмотренного для этого срока, сделанных без учета имеющихся в деле доказательств активности ответчика, в том числе о проведенных по его инициативе экспертизах и др., и попросил отметить постановление апелляционного суда. Суд кассационной инстанции удовлетворил его требование (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22 октября 2019 г. № Ф09-1935/18), отметив, что:

  • согласно разъяснениям ВС РФ при частичном удовлетворении исковых требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и взыскиваются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (п. 12 Постановления № 1);
  • заявленный изначально иск имущественного характера, имеющий денежную оценку, – о взыскании убытков в определенном размере – не входит в состав определенных ВС РФ исков, при рассмотрении которых не применяются положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении судебных издержек (п. 21 Постановления № 1);
  • вступившим в силу судебным решением о взыскании убытков с Ч. и. Б. в пользу общества уже был разрешен вопрос о взыскании судебных расходов по данному делу – в части уплаты госпошлины и оплаты проведенных судебных экспертиз: они распределены между сторонами пропорционально. Таким образом, неприменение принципа пропорциональности на основании постановления апелляционного суда обусловливает распределение судебных расходов в рамках одного дела по разным правилам, что недопустимо.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу истца на последнее из указанных судебных постановлений, отметила, что в силу абз. 2 ч. 1 ст. 110 АПК РФ ответчик действительно наделен правом требовать взыскания с истца судебных расходов в случае частичного удовлетворения его иска. При этом, учитывая, что критерием присуждения расходов на оплату услуг представителя является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования – только удовлетворение этого требования судом подтверждает необходимость его принудительной реализации (такая позиция отражена в Определении Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 г. № 1469-О), суд при формировании соответствующего вывода в ходе рассмотрения спора по существу должен оценить добросовестность исполнения сторонами своих гражданско-правовых обязательств, подчеркнула коллегия. В рассматриваемом случае суд признал доказанным все элементы состава гражданского правонарушения: факт нарушения, причинно-следственную связь между ним и убытками, виновность ответчика в причинении убытков, обоснованность их размера, – подтвердив тем самым правомерность обращения истца в суд. Значит, несмотря на то что суд по-другому рассчитал размер подлежащих взысканию в пользу общества убытков, можно говорить о фактически полном удовлетворении требований истца, поскольку перерасчет был обусловлен исключительно невозможностью установления точного размера убытков, посчитали судьи ВС РФ.

Поэтому возложение на истца судебных расходов в качестве меры ответственности за необоснованное вовлечение ответчика в судебный процесс в данном случае нельзя признать справедливым, а заявление ответчика о возмещении понесенных им судебных расходов на оплату услуг представителя в связи с частичным удовлетворением исковых требований не подлежит удовлетворению как основанное на злоупотреблении правом (п. 2 ст. 10 ГК РФ), заключила судебная коллегия ВС РФ. На этом основании она оставила в силе Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 августа 2019 г. № 18АП-9309/19, в соответствии с которым ответчику было отказано во взыскании с истца части судебных расходов на оплату услуг представителя.

Возмещение судебных расходов: доказываем их разумность и обоснованность

Существует множество способов доказывания размера судебных издержек, понесенных стороной в рамках разбирательства. Один из них – предоставление бухгалтерской или иной финансовой документации, где отражаются совершенные платежи в пользу третьих лиц. Суд при принятии решения о взыскании судебных расходов с проигравшей стороны обязан руководствоваться принципами разумности.

АПК РФ в ст.65 возлагает обязанность по доказыванию критерия разумности судебных расходов на сторону, в чью пользу был принят судебный акт. Это положение поддержал Высший Арбитражный Суд (информационное письмо №121 от 5 декабря 2007 года, информационное письмо №82 от 13 августа 2004 года). Наиболее подробный и регламентированный процесс взыскания судебных издержек опубликован в Постановлении Пленума ВС РФ №1 от 21 января 2016 года.

Бремя доказывания обоснованности судебных расходов, понесенных лицом, в чью пользу был принят судебный акт, включает в себя следующие элементы:

● Юридические услуги должны быть фактически оказаны. Только в этом случае они могут рассматриваться в качестве судебных издержек. Процедура доказывания может опираться на документы, присутствующие в деле (договоры об оказании услуг, чеки, выписки по счету).
● Сторона судебного процесса должна подтвердить фактический характер выплат, заявленных в качестве судебных расходов. Проблема состоит в том, что денежные средства или иное вознаграждение могли быть получены от третьих лиц, не имеющих отношения к истцу или ответчику. На это обстоятельство может обратить внимание сторона, проигравшая судебное разбирательство и оспаривающая разумность судебных расходов. Однако информационное письмо ВАС от 5 декабря 2007 года №121 указывает, что даже в такой ситуации судебные расходы могут быть взысканы.
● Рассматриваемые издержки должны отвечать критериям пропорциональности и соразмерности. При участии нескольких юристов или адвокатов в момент взыскания судебных расходов необходимо в дифференцированной форме указать размер гонорара, полученного каждым защитником. ВАС РФ в информационном письме от 5 декабря 2007 года указал на возможность сторон применять все доступные средства защиты, исходя из сложности дела, объема работы с документами и иных обстоятельств, требующих участия нескольких юристов.
● При обосновании размера издержек сторона должна исходить из среднего показателя уровня цен на услуги юристов, сложившихся в регионе .
● На размер судебных издержек влияет и качество оказанной стороне разбирательства юридической услуги. Если в рамках процесса подготовленное юристом ходатайство, заключение или возражение было отклонено, то на это обстоятельство может указать сторона, оспаривающая размер судебных издержек.
● На размер судебных издержек влияют длительность судебного разбирательства, сложность процесса, а также фактически указанные в договоре об оказании услуг сведения. Так сторона процесса не может возложить обязанность на проигравшего оппонента выплатить «гонорар успеха» (сумма, причитающаяся юристу в связи с удовлетворением исковых требований).

Помимо этого, сторона, требования которой были удовлетворены в полной мере, может потребовать от оппонента возместить расходы:

● на сбор доказательств (если они сыграли важную роль в принятии судом решения в пользу заявителя);
● расходы, связанные с процедурой предъявления требований в суд (на выдачу доверенности; соблюдение досудебного порядка урегулирования спора).

Пропорциональность возмещения судебных издержек. Чем обосновано правило из Пленума №1 ВС РФ?

Положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статьи 98, 102, 103 ГПК РФ, статья 111 КАС РФ, статья 110 АПК РФ) не подлежат применению при разрешении:
1. иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда);
2. иска имущественного характера, не подлежащего оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения);

На этот пункт активно ссылаются суды, он часто упоминается в комментариях к процессуальным кодексам, в научных статьях по тематике процессуального права. Однако я не видел, чтобы суды, применяя эту норму, или сами юристы задавались вопросом о том, чем обосновано такое решение.
В то же время, ничего очевидного, не требующего пояснений, в этом правиле нет. Так, например, в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предложен противоположный подход, по крайней мере в отношении неимущественных требований:
«Кроме того, принцип пропорционального распределения судебных расходов следует распространить также на неимущественные требования, определив, что в случае частичного их удовлетворения судебные расходы распределяются между сторонами пропорционально в равных долях»

С моей точки зрения, норма закрепленная в этом пункте ПП ВС, является неправильной.

Первое. В качестве общих замечаний — при таком подходе игнорируется тот факт, что одна сторона в споре была гораздо более права, чем другая, но просто потому, что она защищается, она должна оплачивать судебные издержки в полном объеме, при этом самому ответчику не заплатят ничего. Истец может заявлять необоснованные и завышенные требования, пытаться обмануть суд, но даже если его требование будет удовлетворено хотя бы на 1%, в контексте судебных издержек он получит все, а ответчик ничего. Взыскивалось 100000 рублей морального вреда, удовлетворили 1000 рублей, оспаривалось 10 пунктов договора, был признан недействительным один, приводить примеров можно много.

Второе. Эта норма приводит к тому, что Истец лишается всякой мотивации проводить адекватную оценку своих требований. Зачем? Можно просто заявить о компенсации в размере миллионов, миллиардов рублей. Суд удовлетворит на 1000, 5000, 10000, как повезет, но никаких неблагоприятных последствий для такого истца не будет. Из-за неприменения принципа пропорциональности с него издержки не взыщут, а вот он получит их в полном объеме. Предъявление необоснованных требований никак не наказывается. Такая ситуация является нормальной? С требованиями, например, о признании определенных пунктов договора недействительными, та же ситуация. Можно заявлять требования о признании недействительными вообще 99% пунктов договора, пусть суд разбирается с каждым пунктом.

Третье. это правило порождает, в теории, абсолютно абсурдные ситуации, например такую. Предъявляется иск о компенсации морального вреда в размере 50000 рублей, удовлетворяется на 5000. Судебные издержки, истцом будут взысканы в полном объеме, допустим их размер 20000 рублей. Всего ответчик потерял 25000 рублей.
Чуть изменим условия. Помимо требования о компенсации морального вреда предъявляется также выдуманное и ложное требование имущественного, подлежащего оценке характера. Допустим, оно составляет 15000 рублей. Ответчик точно знает, что истец никогда не сможет доказать это требование, и его точно не удовлетворят. Однако, ему выгодно признать иск в части. Как же так? Допустим, ответчик признает это требование в размере 7500 рублей. В таком случае, в соответствии с судебной практикой, суды будут считать пропорциональность по имущественному требованию. В этом случае, с ответчика взыщут 7500 выдуманного долга, 5000 морального вреда, 10000 судебных издержек (т.к. взыскали 50% долга, подлежит взысканию и только 50% издержек), итого 22500 рублей.

Возможно мой казус фантастический, поэтому приведу другой, более реалистичный. Предъявляются 2 требования — неустойка в размере 15000 руб, моральный вред 5000, и дополнительно расходы на услуги представителя 20000 (в качестве условия допустим, что эта сумма является разумной и незавышенной). В ситуациях подобной этой, истец должен максимально четко определять свое основное имущественное требование. Почему? Потому что если он ошибется значительно, ему будет выгодно вообще не предъявлять требование о взыскании неустойки. Представим, что удовлетворили неустойку 7500, моральный вред 5000, расходы на представителя, соответственно, будут 10000, т.к. 50% от основного требования, а моральный вред в общую сумму расчета не включается. Истец получает 22500 рублей. А что, если бы истец предъявил только требование о компенсации морального вреда в размере 5000? При первой ситуации удовлетворили 5000 рублей, здесь удовлетворят столько же, а вот судебные расходы будут уже 20000. То есть он получает 25000 рублей. При этом, даже если удовлетворят всего 2500 морального вреда, 20000 у него есть в любом случае (даже если удовлетворят 100 рублей!). А вот если предъявлять неустойку, если ошибиться больше чем на 50%, последствия вообще будут плачевными, от издержек мало что останется. Эта ситуация прямо противоположная ситуации из абзаца «второе». Если там истцу вообще нет смысла разумно оценивать свои требования, то в этой ситуации он должен делать это максимально четко.
Такие ситуации не могут быть признаны правильными и нормальными, это паталогия, вызванная вредной нормой права.

Читайте также  Оборотные и внеоборотные активы: как они влияют на
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector